Иранский президент может поплатиться за свою смешливость

Выставка карикатур на тему Холокоста может обернуться для президента ИРИ большими неприятностями. Ахмадинежад перегнул палку – и появилось ощущение, что это не прошло незамеченным в самом Иране




Выставка карикатур на тему Холокоста, которая в эти дни открылась в Тегеране, может обернуться для президента ИРИ большими неприятностями. И ждать их следует не со стороны политических или общественных кругов Европы и Северной Америки: эти уже привыкли к запредельно неполиткорректным выходкам иранского лидера и, решая проблему доступа Тегерана к ядерным технологиям, мелочами вроде воинствующего мракобесия, в общем-то, пренебрегают.

Другое дело сам Иран. Вопреки расхожему мнению, эта страна не столь радикальна и не столь ортодоксальна в приверженностях, то и дело демонстрируемых ее президентом. Уже известно, что наряду со многими зарубежными политиками выставку карикатур на тему Холокоста осудили и некоторые представители самого иранского общества. Многие сочли, что Ахмадинежад, под патронажем которого она походит, смешал в одно отрицание государства Израиль и ненависть к евреям как к народу с их трагедией.

Известно, что отрицание государства Израиль (равным образом, как и поддержка палестинского народа) прописаны в конституции Ирана. Бывший президент страны Хатами на церемонии похорон Иоанна Павла II обменялся рукопожатием с президентом Израиля (они оба – выходцы из одно и того же иранского города), но при этом антиизраильская пропаганда на иранских госканалах не стихала ни на день. Кстати, карикатуры на Израиль давно и прочно обосновались на страницах иранской прессы. При этом в Иране проживает самая многочисленная еврейская диаспора на Ближнем Востоке – 25-30 тыс. человек. В стране действует почти 60 синагог, большинство из которых – в Тегеране.

Несмотря на то что иранские евреи вполне осведомлены о потенциальной опасности своего бытия в столь агрессивно настроенном по отношению к Израилю государству, они продолжают жить в Иране, и притом достаточно обеспеченно. Евреи Ирана (как и большинство евреев бывшего СССР) на словах горячо и всецело поддерживают политику своего руководства и в области разработки ядерных технологий, и по части отношения к "сионистскому режиму" (более всего местные евреи боятся быть обвиненными в шпионаже в пользу Израиля). Однако по всем другим вопросам еврейская община Ирана имеет свое мнение, причем оно не всегда совпадает с мнением руководства страны. Так, единственный еврей-депутат иранского парламента Морис Матмад в интервью одному из телеканалов открыто осудил высказывания Ахмадинежада о Холокосте. "Эти заявления вызывают осуждение международного сообщества и вызывают опасения у еврейской общины Ирана, – сказал он. – Холокост, во время которого погибли 6 млн евреев – исторический факт, а не выдумка, как пытается подать его иранский президент". В связи с этим Матмад осудил Ахмадинежада за "невежество и политические спекуляции".

Стоит отметить, что организаторы в последний момент постарались немного "пригладить" выставку, попытавшись преобразить ее из откровенно махровой в "просто" эпатажную. В экспозиции представлены около 200 работ, хотя в адрес редакции газеты "Хамшахри" были присланы более тысячи. По некоторым данным, оргкомитет получил указания отобрать только те карикатуры, которые представляют в грубо-сатирической форме отношения Израиля с США, роль самого Израиля на Ближнем Востоке и т.п. Особо циничные экзерсисы на тему Холокоста, по некоторым данным, не выставлялись (хотя и вошли в специальный альбом, вручаемый каждому из участников выставки). Так, одна из работ изображает Статую Свободы, в одной руке держащую книгу Холокоста, а другой отдающую характерный для нацистов жест приветствия. И название конкурса, в рамках которого отбирались работы, звучит вполне себе модернистски: "Где проходят границы свободы слова?". Не будь заранее известна тематика данного мероприятия, можно было бы счесть все происходящее делом рук вполне цивилизованных правозащитников.

Персы традиционно считались одним из самых терпимых ко всем отличным от ислама религиям народов. Возможно, к иудеям это наблюдение относится в меньшей степени, однако все равно приходится признать его справедливость. Можно привести слова аятоллы Хомейни, начертанные на стене синагоги в Ширазе: "Мы уважаем религиозные меньшинства, которые являются частью нашего народа, и не позволяем никому притеснять их". В этом смысле настойчивое полоскание темы Холокоста иранским президентом стало уже напоминать не борьбу с Израилем или поддерживающими "сионистский режим" США, а антисемитизм чистой пробы, т.е. той пробы, которая обращается в самом Иране. Ахмадинежад перегнул палку – и появилось ощущение, что это не прошло незамеченным внутри страны.

Радикализм президента вряд ли приветствуются той частью традиционного иранского общества, которая соотносит себя с "партией реформаторов". Из-за закрытости страны можно только предполагать, каков градус неприятия подобного рода выходок нынешнего иранского лидера, который, в отличие от своего предшественника Хатами, вряд ли сочтет нужным лично посетить одну из иранских синагог. Однако радикализм Ахманидежада уже дает свои всходы. Еще в мае стало известно о крупных волнениях азербайджанского населения Ирана на севере страны. Многотысячные толпы вышедших на улицы Тебриза, Урмии, Эрдебиле людей были разогнаны, в том числе и стрельбой на поражение. Азербайджанцев в Иране проживает огромное количество – примерно 20 млн, чуть ли не половина населения. При этом иранские азербайджанцы считают себя дискриминируемым меньшинством. Проблема не нова. Ново то, что дало импульс для очередного ее обострения. Волнения азербайджанцев начались после того, как в проправительственной газете "Иран" и ряде других средств массовой информации была опубликована – кто бы мог подумать! – карикатура. На ней мальчик, стоящий рядом с тараканом, обращается к нему на фарси – языке титульной персидской нации. А тот пытается ответить на азербайджанском.

Посол Ирана в Азербайджане признал факт оскорбления азербайджанцев, сообщив о "принятых мерах". Однако ясно, что политический раж иранских властей начинает работать уже против них самих.

Ответить:

Выбор читателей