Россия вписалась в квартет с туманными перспективами

Задача БРИК состоит не в интеграции его членов, а в артикуляции их общих интересов и формировании единой позиции на мировой арене – по тем вопросам, где это нужно и возможно




Бразилия, Россия, Индия и Китай – казалось бы, у этих стран довольно мало общего и страшно далеки они друг от друга. Однако с недавних пор они формируют свой экономический блок – БРИК.

Удивительна сама основа объединения. Как правило, межгосударственные альянсы (в том числе и чисто экономические) возникают по инициативе объединяющихся в них стран ради какого-то общего интереса. Но БРИК возник помимо воли стран "четверки" и неизвестно ради какого интереса. Просто 3 года назад инвестиционный банк Goldman Sachs опубликовал прогноз, в котором утверждалось, что Бразилия, Россия, Индия и Китай представляют собой наиболее перспективные экономики мира. Согласно этому прогнозу, в ближайшие десятилетия страны БРИК совершат мощный экономический рывок и к середине столетия по суммарным показателям обгонят шестерку нынешних экономических лидеров (США, Германия, Франция, Великобритания, Италия и Япония). Наиболее сильный представитель "четверки" – Китай – обгонит США к 2041 году, а Индия в 2032 г. превзойдет Японию.

Казалось бы, мало ли прогнозов выдают международные аналитики? И ладно еще, если бы речь шла о каком-то определенном регионе, которому предрекли светлое будущее, но БРИК – это ведь полная географическая и экономическая мешанина. Тут и азиаты – стремительно развивающийся Китай и начинающая конкурировать с ним Индия, и Россия – растущий евразийский энергетический колосс, и Бразилия – сдающий позиции латиноамериканский лидер с очень низкой экономической динамикой. У них разные, зачастую противоположные внешнеэкономические стратегии, разные проблемы, разный менталитет, наконец. Именно за "разношерстность" состава участников эксперты многократно подвергали критике саму концепцию БРИК. И уж тем более, разве может идти речь о какой-либо форме экономического объединения этой "четверки"?

Оказывается, может. Все началось с того, что в будущее БРИК поверили инвесторы. Интерес для них представляет каждая из четырех стран в отдельности, однако прогноз Goldman Sachs объединил их, выделив из множества других перспективных рынков. Крупнейшие инвестиционные компании (HSBC, DWS Investment, Franklin Templeton) создали специальные фонды для операций в странах БРИК. По данным Emerging Portfolio Fund Research, в этом году инвесторы вложили в фонды более $4 млрд (или свыше 20% средств, поступивших во все фонды развивающихся рынков). У БРИК появился и свой фондовый индекс. А доходность вложений в акции компаний из стран "четверки" в 2005 г. составила 30,4%, тогда как средняя доходность акций компаний развитых стран – только 13,3%.

С недавних пор вслед за мировыми финансовыми кругами к концепции БРИК стали обращаться и правительства стран "четверки". "Большая восьмерка пока еще паровоз, – заявил министр финансов РФ Алексей Кудрин на ноябрьской встрече G-20 в Мельбурне, – но через тридцать лет, возможно, государства БРИК будут локомотивом". "Страны БРИК уже обгоняют индустриальные державы, входящие в "большую семерку", по совокупному объему золотовалютных запасов", – отметил директор департамента экономического сотрудничества МИД РФ Андрей Кондаков на российско-китайской конференции в Шанхае.

Начался межправительственный диалог в формате БРИК. "Встречи внутри группы проходят на уровне министров иностранных дел и на более низких уровнях, в основном вопросы касаются экономического сотрудничества, однако есть и политическая составляющая", – сообщил Андрей Кондаков, отметив, что такие встречи "пока не стали регулярными", но не исключено, что в будущем у БРИК появится своя институциональная структура (учредительные соглашения, регулярные саммиты, постоянно действующие органы и т.п.).

Конечно, было бы наивным ожидать, что БРИК достигнет таких ступеней интеграции, как ЕС. Да это и не требуется от него. У каждой из стран "четверки" есть свои региональные блоки (Россия входит в СНГ, ЕврАзЭС и другие постсоветские объединения, Бразилия – в МЕРКОСУР, Китай и Индия являются членами Восточно-Азиатского сообщества, группирующегося вокруг АСЕАН). Задача БРИК состоит не в интеграции его членов, а в артикуляции их общих интересов и формировании единой позиции на мировой арене. Разумеется, по тем вопросам, где это нужно и возможно. Например, в области международных финансов (как вести себя по отношению к доллару), инвестиционной политики, взаимодействия с третьими странами и в рамках международных организаций. В итоге возможно, что БРИК поможет установить более справедливые отношения между развитыми и развивающимися странами.

Впрочем, перспективы БРИК по-прежнему вызывают сомнения у экспертов. Высказываются диаметрально противоположные оценки. Так, Goldman Sachs, воодушевившись успехами экономик стран "четверки" (их суммарная доля в мировом ВВП выросла за 5 лет с 7,8% до 11%), пересмотрел свой изначальный прогноз: теперь утверждается, что "разогнавшийся" БРИК обгонит нынешних мировых лидеров не к 2050-му, а к 2035 году. Причем Россия по масштабам экономики к этому времени займет 7-е место в мире, после Китая, США, Индии, Японии, Бразилии и Мексики. Главный экономист Morgan Stanley Стивен Роуч не разделяет подобного оптимизма: он отмечает, что благоприятная для растущих рынков конъюнктура скоро изменится: уже замедляется рост мировой экономики, капитал начинает уходить с развивающихся рынков. На этом фоне, по мнению эксперта, выяснится, что БРИК – никакой не локомотив мировой экономики, а "совокупность произвольно выбранных государств", далеких от качеств настоящего лидера. И каждое из них скоро столкнется со своими "уникальными" проблемами. Главная же проблема "четверки" – это отмечают все критики БРИК – низкая конкурентоспособность экономики и слабый рост производительности труда. Согласно исследованию, проведенному Всемирным экономическим форумом, лидерами по конкурентоспособности в мире остаются экономики США и Германии. Самый высокий рост производительности труда также отмечен в высокоразвитых странах: США, Германии и Японии. По этим параметрам члены БРИК сильно уступают: Индия занимает лишь 27-е место в мире по конкурентоспособности, Китай – вообще на 64-м месте. Так что количественные показатели роста еще не гарантируют лидерства в мировой экономике. Неизвестно, что станет с этими показателями в странах БРИК, если мировая конъюнктура действительно изменится в худшую сторону. Экономическое развитие – это тот случай, где количество автоматически не переходит в качество. Очевидно, мало что сможет изменить в этом смысле и тесное сотрудничество стран "четверки".


Ответить:

Выбор читателей