Путин объявил промышленную революцию

Ныне Россия может попытаться перепрыгнуть в постиндустриализм, минуя индустриальный период. Может, это ее единственный шанс вернуть былое величие и добиваться роли полюса в будущем мире




В начале недели Владимир Путин провел в Волгограде президиум Госсовета, посвященный конкурентоспособности отечественной промышленности. Гвоздем выступления главы государства стала постановка глобальной задачи перехода развития отечественной промышленности на современную модель: "Опыт успешных индустриальных стран показывает, что необходима принципиально новая модель организации производства, модель, ориентированная на создание инноваций и опирающаяся на конкурентную среду, причем и разработчиков, и поставщиков, и дилеров. России нужна модель промышленного развития, органично ориентированная на межрегиональные и глобальные кооперационные связи. Для запуска такой модели у нас есть реальные предпосылки, прежде всего это растущий внутренний спрос на промышленную продукцию. Кроме того, уже окрепший отечественный бизнес сейчас имеет возможности инвестировать в производство высокотехнологичных промышленных продуктов".

За этим последовала ремарка, объясняющая, какую роль в предлагаемой "промышленной революции" должно взять на себя государство. По словам президента, "государство как главный акционер значительной части промышленных активов должно активнее влиять на формирование новой промышленной среды. Вот достойная задача, чтобы считаться одной из основных. Прежде всего надо помочь созданным холдингам стать по-настоящему современными бизнес-структурами. И для этого уже в ближайшее время следует завершить реструктуризацию их активов".

Чтобы слова не расходились с делом, в качестве первоочередного шага была названа "разработка и внесение в Госдуму проекта федерального закона о государственном прогнозировании и социально-экономическом развитии Российской Федерации". Кроме того, президент предложил "разработать систему мер, направленную на увеличение доли обрабатывающих производств с высокой степенью добавленной стоимости, предусмотрев субсидирование процентных ставок по кредитам, предоставляемым на расширение выпуска высокотехнологичной продукции. Что это будет – авиация или судостроение, правительство должно будет решить".

Довольно оригинально прозвучал ответ президента на извечный вопрос относительно ресурсного обеспечения промышленного роста. Так, например, выступавший с докладом глава Минфина Алексей Кудрин предложил способы компенсации роста тарифов на энергоносители в промышленности, на что Путин отреагировал довольно живо: "Там решения простые – "ободрать" немножко энергетиков и перенастроить немножко налоговую систему в пользу перерабатывающих отраслей". "Все нужно просто посчитать, посмотреть долгосрочные планы, которые появятся в конце года, и долгосрочные контракты энергетиков с промышленностью, посмотреть объемы внутреннего потребления лет на пять или хотя бы на четыре года вперед, и, исходя из этого, вместе с правительством и с представителями бизнеса посчитать, есть ли возможность немножко "ужать" энергетиков или нет, а если есть, то насколько", заметил президент, имея в виду рост тарифов для промышленных потребителей.

О необходимости диверсификации экономики, развитии промышленности и повышении ее конкурентоспособности в последние годы в России говорят достаточно много, но это выступление Путина можно считать самым значимым. Так, например, о необходимости формирования новой модели промышленного развития ранее не говорилось вообще ничего. Если считать, что президентские заявления действительно являются частью глобальной программы, то очевидно, что в них четко обозначен вектор движения страны к индустриальной форме экономики. На первый взгляд, это выглядит вполне обоснованным, так как Россия, во-первых, имеет давние промышленные традиции, а во-вторых, требует для своего населения достаточного количества качественных рабочих мест, которые вполне может обеспечить промышленность. Однако не стоит забывать, что с началом эпохи постиндустриализма расклад сил в мировой экономике серьезно изменился. В грубом приближении, на сегодняшний день мир поделен на постиндустриальные страны, поставляющие на мировой рынок идеи и технологии и снимающие с этого максимум прибыли; индустриальные государства, воплощающие эти идеи в различные материальные и нематериальные ценности; страны-поставщики ресурсов для первых двух групп; и на всех остальных, мирно загорающих под лучами тропического солнца. К какой из перечисленных категорий относится сегодняшняя Россия - хорошо известно. Фокус лишь в том, оправдана ли в данной ситуации ставка на новую индустриализацию.

Главным отличием России от большинства прочих сырьевых стран является наличие неплохого научно-технического потенциала (сегодня он несколько ниже по сравнению с годами расцвета советской науки, но по-прежнему достаточно силен) и сравнительно высокий уровень образованности населения. Теоретически все это является неплохой основой для попытки прорыва в постиндустриальную систему, минуя индустриальную. Ныне существующего промышленного потенциала должно вполне хватить для поддержания и развития ВПК, тогда как остальные силы и средства могут быть направлены на обеспечение качественного изменения экономики.

В нынешней ситуации Россия не имеет возможностей тягаться со странами Европы и Юго-Восточной Азии в плане промышленных технологий. Многолетний период застоя отбросил ее далеко назад, и пытаться догнать ушедший поезд смысла нет. Никакое субсидирование процентных ставок, сокращение тарифов и перетасовка холдингов не позволят России делать автомобили лучше немцев, грузовые суда – лучше корейцев, а компьютеры и DVD-плееры – лучше китайцев. Индустриальный мир давно сложился, и войти в него новому игроку практически невозможно.

Посему вектор на кооперацию и конкурирование на "поляне", основательно утоптанной промышленными державами, может оказаться не самым лучшим выбором. Между тем условия, в которых оказалась в настоящий момент Россия, можно считать уникальными. В стране устойчивое политическое положение, она не испытывает финансовых проблем, благодаря хорошей сырьевой конъюнктуре (которая продлится еще несколько лет), и располагает значительным интеллектуальным и научным потенциалом. Этого может оказаться вполне достаточно для того, чтобы попытаться перепрыгнуть в постиндустриализм, минуя индустриальный период. Возможно, это единственный шанс России восстановить былое величие и претендовать на роль полюса в будущем многополярном мире.

И этим шансом можно было бы воспользоваться - если, конечно, предложения относительно новой промышленной модели не являются частью PR-кампании по "раскрутке" недавно назначенного первого вице-премьера, в обязанности которого теперь входит курирование промышленной сферы.

Ответить:

Выбор читателей