Саакашвили делает ставку на наемников и диверсантов

Вице-президент Республики Абхазия Рауль Хаджимба в эксклюзивном интервью рассказал о том, как развиваются абхазско-грузинские отношения, а также о ситуации в регионе в целом и его главных проблемах


ФОТО: Юрий Котенок



Эксклюзивное интервью с вице-президентом Республики Абхазия Раулем Хаджимба.

"Yтро": Рауль Джумкович, есть ли выход из тупика в переговорах с Грузией?

Рауль Хаджимба: Все действия грузинской стороны в последние годы свидетельствуют том, что Грузия стремится разрешить почти каждую проблему военным путем. Все, что делается сегодня Грузией в плане подготовки армии и коммандос, подтверждает ставку именно на силовой вариант. Это доказывают и последние провокации. Но мы готовы к любому сценарию. Как показало начало войны 1992 г., у абхазской стороны было не вооружение, а лишь желание защищать родину. Исходя из скудных возможностей, а затем приобретенного в боях трофейного оружия, мы сумели создать условия для сохранения республики. Нынешнее состояние вооруженных сил Абхазии разительно отличается от того времени. Конечно, Грузии помогают западные страны во главе с США, вооружая и готовя ее к войне. Но мы не сидим сложа руки.

"Y": Почему складывается ощущение, что Сухуми не готов к обороне?

Р.Х: В случае реализации сценариев, предусматривающих развитие событий по невыгодному для нас варианту, у нас есть соответствующие места, где проводятся оборонительные работы, располагаются позиции артиллерии. Военным приходится хранить в тайне многие вопросы. Как-то мне задавали вопрос, почему в Сухуми не встретишь ни одного вооруженного человека, хотя Абхазия фактически находится в состоянии войны с Грузией. Поверьте, мы сделаем все, что нужно сделать в критической ситуации. Обороняться, воевать мы умеем и сможем защитить жителей и наши дома.

"Y": Абхазия договорилась о военном взаимодействии с Южной Осетией. Как это выглядит в реальности?

Р.Х: Та система, которая действовала во время предыдущих событий, сохранилась. Конечно, границы остаются жестко закрытыми, но границы душ человеческих перекрыть невозможно. Если нужно помочь другу, мы окажемся в Южной Осетии. Если осетины захотят быть на территории Абхазии в черные времена, то будут здесь. Но это не говорит о том, что есть только одна форма взаимодействия. В случае нагнетания ситуации и начала боевых действий можно сильно испортить настроение вероятному противнику. Развязывание боевых действий против Южной Осетии однозначно повлечет обострение и в зоне грузино-абхазского конфликта.

"Y": В Гальском районе грузинская сторона активно проводит диверсии и теракты. Там проводят рекогносцировку местности, разведывают маршруты. Каков иностранный фактор в этих действиях?

Р.Х: В период нахождения у власти Шеварднадзе все так называемые "партизанские" отряды, которые создавались и действовали с сопредельной стороны, были разрозненными. В какой-то степени они были несогласованными. Каждая из этих структур совершала самостоятельные действия. Был некий Шония, Дато Шенгелия и другие, которые сами по себе находились на территории Гальского района. В нынешних условиях грузинское руководство, спецслужбы, правоохранительные и иные структуры пошли по более жесткому варианту - все эти люди собраны в соответствующие подразделения, жестко контролируются и направляются. Их действия кардинально отличаются от тех, которые были ранее. При задержании террористических групп на территории Гальского района мы находили соответствующие удостоверения сотрудников грузинских спецслужб, подразделений, которые находились в свое время в Ираке. Все это говорит о том, что они используются и более организованно, и более качественно. Мы знаем, что подготовку грузинских диверсантов осуществляют иностранные инструкторы, например, на той же базе в Сенаки, где все оборудовано по американским стандартам. Кстати, это подтвердили и события в Кодорском ущелье осенью 2001 года. Я прекрасно помню, как в их преддверии, работая в соприкосновении с противником, мы отмечали присутствие у него лиц, которые заметно отличаются, как говорится, от лиц кавказской и славянской национальности. В Абхазии хорошо помнят, как на территорию республики проникла банда террориста Гелаева, в которую входили арабские наемники и уголовники. Информация о том, что противостоящая сторона активно привлекает наемников, в том числе из международных террористических структур, к нам поступает и сейчас.

"Y": Кодорское ущелье Абхазии вклинивается в равнинную территорию республики, разрезая ее на две части. Верхнюю часть ущелья занимают грузинские силовики, а в Тбилиси утверждают, что за два часа могут выйти отсюда к побережью Абхазии. Возможно ли выдвижение крупных сил противника в случае обострения обстановки?

Р.Х: Не использовать этот регион как вспомогательный плацдарм было бы со стороны Грузии глупо. Но это еще не говорит о том, что у Тбилиси все будет удачно складываться на этой территории. Независимо от мнения военных экспертов, у Грузии существует основной вариант использования главного ударного направления с территории Гальского района, где можно эффективно использовать бронетехнику и основные силы. Но никто не исключает вариант использования морских десантов вкупе с действиями в Кодорском ущелье. Но это ущелье не самое эффективное направление для них, хотя бы с точки зрения состояния мостов и дорог. Кстати, его связывает с Абхазией единственная дорога. Вывод из строя мостов и их удержание исключит возможность использования тяжелой техники. Что же касается применения авиации, то в любом случае она подвержена определенному риску. Решить здесь задачи более эффективно, как кому-то кажется, невозможно. Исключить прохождение живой силы противника по горным тропам можно использованием небольших и эффективных групп на перевалах. На этом направлении у нас продолжают работать определенные группы.

"Y": Допускает ли руководство Абхазии сдачу части территории?

Р.Х: У нас есть планы проведения соответствующих мероприятий в случае наступления такой ситуации. Не буду вдаваться в детали, скажу лишь, что если мы начнем отступать, то возвращаться будет неимоверно сложно. Поэтому мы зацепимся за те районы, которые являются основными оборонительными рубежами. И все это испытают в полной мере грузинские формирования. Напомню, что, несмотря на обеспечение и оснащение, в прошлую войну они не смогли пройти Гумисту. Есть естественные рубежи и подготовленные оборонительные сооружения, которые не позволят агрессору легко прорвать нашу оборону. В итоге мы сумеем подвести и выставить необходимое количество подразделений, которые и решат все вопросы так, как нужно.

"Y": Еще недавно Панкисское ущелье Грузии представляло собой рассадник террористов. Сейчас Тбилиси утверждают, что лагерей и баз боевиков там не осталось. Вы располагаете информацией по этому вопросу, так ли это?

Р.Х: К нам поступает информация определенного рода. Скажу, что интенсивность этих сведений по сравнению с событиями 2000 и 2001 гг. намного уменьшилась. Внимание международной общественности и всех, кто соприкасался с проблемами Панкисского ущелья, снизилось. При этом мы не исключаем, что грузинская сторона более эффективно использует подразделения на этой территории.

"Y": Известно, что во время президентских выборов в Абхазии общество разделилось и возникло гражданское противостояние. Могут ли в Тбилиси использовать этот фактор в деле создания "пятой колонны", стараясь стравить общественные и политические силы республики?

Р.Х: Мы - маленькая страна, в которой все хорошо друг друга знают. Наши внутренние проблемы касаются исключительно ситуации в Абхазии, различий политических взглядов и суждений на то или иное событие. Но все они никак не связаны с внешнеполитической деятельностью. В этом колоссальное преимущество Абхазии. В этих вопросах, поверьте, мы едины и четко следуем одному направлению, вне зависимости, хочется ли Грузии подкормить кого-то на абхазской земле или нет. Я больше чем уверен, что ни один из наших деятелей и политиков никогда не пойдет на это, потому что любой шаг, который совершается на территории Абхазии (политического, экономического или иного характера), виден. Кстати, в этом наше преимущество перед огромной и мощной Россией, где действует значительное количество западных НПО со всеми вытекающими последствиями. У нас все на поверхности. В то же время на нашей территории есть группы и организации, преследующие определенные интересы, но мы хорошо знаем друг друга и не позволим долго действовать в интересах того или иного государства фигуранту, которого могут купить.

"Y": Экономика Абхазии зависит от туристического бизнеса. Но отсутствие правового урегулирования статуса республики и ожидание боевых действий отдыхающих и инвесторов, как раз, отпугивают. Как выйти из тупиковой ситуации?

Р.Х: Многие инвесторы желают прийти в Абхазию. Нужно создать условия и гарантии для инвестиций в правовой и экономической защите. Что касается туристического бизнеса, то грузинской стороной создается "фон опасности" пребывания в Абхазии. Недавно посол Грузии на Украине заявил о том, что в нашей республике опасно отдыхать, и призвал туристов ехать в Кодорское ущелье. Хотя как раз там существует гарантия возникновения нового конфликта. Зазывать туда людей все равно, что привлекать туристов в Ирак. Грузия делает все для того, чтобы отпугнуть людей, чтобы в Абхазию не поступали средства. Но люди все равно едут к нам. Такого риска, о котором говорит грузинская сторона, нет. Россия признала своих соотечественников в Абхазии, поэтому существует большая надежда и на гарантии безопасности, предоставленные самой Россией. Так что Грузии не так просто засунуть свою руку сюда.

"Y": Чем объяснить рост цен в Абхазии, который зачастую не соответствует качеству предоставляемых услуг?

Р.Х: К сожалению, сервис, предоставляемый в Абхазии, отличается от наших соседей, тех же сочинцев. Что касается ценообразования на сегодняшний день, то, наверное, с уровнем цен можно было перенять и оказание более качественных услуг. Но это не говорит о том, что в Абхазии все так уж плохо. Мы берем климатическими условиями и экологией, чистотой береговой полосы. Основную массу продуктов питания, производимых в Абхазии и сельскохозяйственную продукции, можно назвать экологически чистой. Это - гарантия Абхазии.

"Y": Как в Абхазии обстоит дело с криминалом и борьбой с ним?

Р.Х: Криминогенная обстановка отличается от того, что происходит, скажем, в Сочи. И там есть криминальные моменты, которые не украшают любой город. Но это же не говорит о том, что мы перестали бороться с криминалом. В послевоенный период Абхазия долгое время находится в блокаде, что сказывается, помимо прочего, и на вопросах профессиональной подготовки кадров в правоохранительных органах. Но если взять доклады генерального секретаря ООН, посмотреть на количество преступлений, совершаемых на сопредельной стороне в Грузии и в Абхазии, то станет ясно, что нашим случаям придается гораздо большее значение для того, что показать "неуправляемость" Абхазии. При этом в Грузии фиксируется гораздо больше преступлений в количественном плане, в том числе и по тяжким преступлениям.

"Y": Спасибо за беседу.

Ответить:

Выбор читателей