У Южной Осетии есть претензии к миротворцам

В Южной Осетии все чаще звучит стрельба. О том, какова вероятность развязывания нового столкновения в зоне конфликта, в эксклюзивном интервью "Yтру" рассказал президент республики Эдуард Кокойты


ФОТО: AP



В Южной Осетии все чаще звучит стрельба. О том, какова вероятность развязывания нового столкновения в зоне конфликта, в эксклюзивном интервью "Yтру" рассказал президент РЮО Эдуард Кокойты.

"Yтро": Что стоит за возросшей активностью "президента Санакоева"?

Эдуард Кокойты: Санакоев - клоун, марионетка, никак не влияющая на ситуацию; это инструмент, который Грузия использует для создания видимости внутриосетинского противостояния. При этом грузинская сторона не в состоянии вести переговорный процесс. Наши неоднократные предложения могли способствовать урегулированию ситуации и установлению доверия. К сожалению, режим Саакашвили остается к ним глух. Грузия уже запуталась в своих мирных предложениях. Их такое количество, что они зачастую противоречат друг другу, и Саакашвили толком не знает, какой из вариантов мирного урегулирования он предлагает.

Сегодня они подписывают соглашения, а завтра отказываются от своих подписей. Утром говорят одно, в обед другое, а вечером - третье. За столом переговоров демонстрируют агрессивность и приверженность политике Тбилиси, а в приватных беседах извиняются и говорят, что вынуждены так вести себя. Без консультаций и соответствующих указаний от госдепартамента США грузинская сторона не поставит ни одной подписи ни под одним из документов.

Осетинская сторона готова создать в рамках СКК совместную рабочую группу по выработке приемлемого для обеих сторон плана мирного урегулирования конфликта, но Грузия категорически отказывается от этого предложения. Любое наше предложение организовать встречу на высшем уровне в формате СКК или напрямую для подписания меморандума о невозобновлении боевых действий наталкивается на отказ грузинской стороны, несмотря на то что эта инициатива Южной Осетии поддерживается ОБСЕ. В таких условиях очень трудно прогнозировать процесс мирного урегулирования. К тому же не прекращаются нападки на российских миротворцев.

"Y": Но претензии к миротворцам есть и у югоосетинской стороны?

Э.К.: Российские миротворцы действительно справляются с поставленными задачами не в полном объеме. Их нерешительность все больше усугубляет ситуацию. Если бы они действовали в строгом соответствии со своим мандатом, то пресекли бы массированное строительство фортификационных сооружений грузинской стороной в зоне конфликта. Налицо, в первую очередь, нерешительность командующего, дающего возможность Грузии проводить мероприятия, которые могут привести к очень серьезным последствиям.

Но эта критика - не повод для вывода миротворческого контингента. В любом случае, российские миротворцы должны остаться в зоне конфликта, потому что альтернативы им нет.

"Y": Как в Южной Осетии оценивают предложения по расширению участников переговорного процесса в формате СКК, в частности, введения туда США?

Э.К.: Мы с уважением относимся к США, но не желаем своей земле и своему народу участи афганцев и иракцев, поэтому выступаем категорически против такого расширения формата СКК.

"Y": Как вы оцениваете состояние экономики республики, который год находящейся в блокаде?

Э.К.: Может быть, другие государства, оказавшись в положении Южной Осетии, уже давно отказались бы от целей, которые они ставили. Возможно, даже отказались бы от государственности. Но нас это, наоборот, только сплачивает и укрепляет.

В республике ведется строительство обводных ЛЭП и дорог. Серьезная проблема связана с кредитованием предпринимателей и фермерских хозяйств, и на этот счет мы стараемся принимать необходимые меры. Южная Осетия должна стать интересной для тех, кто может предложить свои инвестиции. В этом отношении мы уже достигли определенного успеха: в республике представлены корейские, российские фирмы, оживилась и развивается банковская система.

В то же время мы понимаем, что против нас бросают огромные средства: самозваной "административной единице", которую сочинил Саакашвили, дают по $40 млн (110 млн лари). Интересно, где парламент нищей Грузии находит такие средства?

"Y": Собирается ли Цхинвал усилить пропаганду в условиях информационной войны?

Э.К.: Возможности США и всех, кто стоит за Грузией, в информационном плане намного больше, чем у маленькой Южной Осетии. До решения косовской проблемы США и НАТО хотят сломать Южную Осетию, чтобы, пользуясь этим, объявить, что Косово является уникальным случаем, а других конфликтных точек это не касается. Отсюда и рядом с Абхазией размещают так называемое "правительство в изгнании", и усиливают нажим на Приднестровье. Это звенья одной цепи, расчет делается на дискредитацию Южной Осетии, Абхазии, Приднестровья и Нагорного Карабаха.

"Y": Должна ли в условиях постоянной угрозы агрессии Южная Осетия связать себя более прочными узами с Северной Осетией?

Э.К.: Более тесных отношений между Южной Осетией и Северной Осетией в природе не бывает, потому что мы один народ. Это большая историческая ошибка и несправедливость, что наш народ разделили.

Мы стараемся укреплять отношения не только с Северной Осетией, но и со всеми северокавказскими республиками: у нас дружеские и братские отношения с Кабардино-Балкарией, Карачаево-Черкесией. Мы очень благодарны руководству Ростовской, Астраханской области и других регионов за поддержку нашего народа. Это дорогого стоит.

"Y": Спасибо за беседу.

Ответить:

Выбор читателей