Российская экономика вылетит в нанотрубу

Огромные государственные деньги, выделенные на развитие нанотехнологий, привлекут огромный административный ресурс, который полностью парализует нацеленную на результат частную инициативу




Судя по высказываниям отечественных политиков, нанотехнологии должны стать одним из главных инструментов прорыва, который позволит России навсегда покончить с сырьевой зависимостью и выйти в число передовых технологических держав мира. О том, что представляет собой сегодня индустрия нанотехнологий, и о перспективах ее развития мы беседуем с доктором физико-математических наук, консультантом по инновационным технологиям, бывшим директором Центра биомедицинской радиоэлектроники, автором более 100 научных публикаций Эдуардом Годиком.

"Yтро": На каком уровне находится сегодня развитие нанотехнологий в мире?

Эдуард Годик: В основном, на уровне ожиданий, захватывающих дух прогнозов. В реальности же рынок нанопродуктов сейчас невелик - около $10 миллиардов. При этом, например, в 2006 г. в нанотехнологии в мире было инвестировано на государственном и корпоративном уровне, то есть в долгосрочные проекты, немногим более $10 миллиардов. А вот частные инвесторы пока не торопятся: их вклад пока меньше миллиарда. Реальный объем рынка оценить непросто, так как термин "нано" максимально раскручен для привлечения инвестиций, и все стараются "косить" под него. В результате появляются и триллионные оценки объема рынка к 2015 году.

По сути, это грандиозная смена масштаба технологической цивилизации: переход на атомно-молекулярный уровень конструирования и изготовления материалов и устройств. Однако в реальности это не только очень непросто. На сегодняшний день остается без ответа фундаментальный вопрос: насколько и в каком временном интервале человеку дано преуспеть в построении макросистем из атомов. Хотя, в принципе, охваченные энтузиазмом футурологи могут ставить перед власть имущими вопрос и о последующей технологической цивилизации: конструировании материалов из электронов и нуклонов. Почему бы и нет? Уж тут мы точно могли бы опередить весь мир по объему выделенных госсредств...

Исторически от научного задела новой технологической цивилизации до широкого использования на рынке обычно проходит около 30 лет. С учетом ускорения развития цивилизации можно ожидать достойную отдачу от инвестиций в нанотехнологии через 15 – 20 лет.

На сегодняшний день "наноцивилизация" в ее предельном смысле находится преимущественно на лабораторном уровне, при этом идет активное патентное столбление участков на будущем "клондайке". На рынке же представлены, в основном, продукты усовершенствования существующих технологий с помощью включения нанокомпонентов. Это добавка наночастиц в конструктивные материалы, лекарства и прочее. Микроэлектронная технология дошла до контролируемого масштаба строительных элементов менее 100 нанометров, что много больше атомного масштаба. Ученые (в том числе и российские) уже научились создавать атомного размера элементы (нанотрубки, квантово-размерные приборы и др.) пока с помощью такого "бревна". Но это еще далеко не то самое конструирование по принципу "атом к атому" (как укладка кирпичей), которое сегодня на слуху.

"Y": Какие государства достигли наибольшего прогресса в деле изучения нанотехнологий? Кто из них наиболее близок к их практическому использованию?

Э.Г.: Высокоразвитые страны (США, Япония, Германия, Англия, и др.), в которых имеется вся необходимая высокотехнологичная рыночная инфраструктура. Это принципиально инфраструктурный проект, проникающий во все технологические ниши рынка человеческих потребностей. Основными игроками здесь являются не государства, а корпорации, частные предприниматели, мотивированные погоней за прибылью, и ученые. От государства в этом случае требуется только поддержание (а в России – для начала создание) максимально благоприятных и законодательно закрепленных рыночных условий взаимодействия этих игроков и минимальное вмешательство в сам процесс. Директивно сверху такой глобально инфраструктурный проект реализовать нельзя, даже если командовать будет самый идеальный человек.

"Y": На каком уровне находятся российские исследования в области нанотехнологий?

Э.Г.: На основе моего 30-летнего опыта работы в Академии наук я считаю, что теоретические исследования находятся на самом передовом мировом уровне. В эксперименте, конечно, мы отстаем по причине недостатка необходимой аппаратуры и молодых кадров. Судя по публикациям и патентам, я думаю, что сейчас в России можно отобрать несколько десятков мирового уровня проектов в различных областях нанотехнологий. Часть из них в условиях максимально открытой глобальной экономики могла бы быть раскручена в мировые корпорации.

"Y": Почему именно нанотехнологии (а не биотехнологии или какие-либо другие) поставлены во главу угла предполагаемого российского технологического прорыва?

Э.Г.: Нанотехнология много шире, чем биотехнология, и включает большую часть последней. Она охватывает традиционно главную у нас (для прорыва) часть "народного" хозяйства – промышленность, в первую очередь, оборонную. Есть и державный аспект: "держава на основе биотехнологии" – не звучит... Хотя в биотехнологии российский задел значительно больше.

Объективно нанотехнологии очень неплохой для России выбор. Это всеобъемлющий инфраструктурный проект. Если бы мы нацелились его по-настоящему реализовать, то он мог бы прекрасно стимулировать развитие открытой капиталистической экономики России в жестко конкурентных условиях мирового рынка.

"Y": Как вы относитесь к созданию Российской корпорации нанотехнологий и выделению огромных денег на исследования в данной области?

Э.Г.: Сначала обрадовался, что, наконец-то, будет по-настоящему востребована наука. Но затем увидел явную тенденцию к развитию наноцивилизации квазисоциалистическими методами, да еще и фактически внутри оборонного комплекса. И это вместо максимального использования открытой экономики с ее высокотехнологической рыночной инфраструктурой. Но ведь это же в наших интересах: развить свою экономику и в ней – наноиндустрию, используя все открытые возможности экономики глобальной. Китай, например, сегодня максимально открылся в мировую экономику, используя ее для своего экономического развития.

"Y": Каковы, на ваш взгляд, будут последствия кампании по развитию нанотехнологий в России?

Э.Г.: Все идет к тому, что получится "как всегда". Огромные государственные деньги привлекут огромный административный ресурс, который полностью парализует нацеленную на результат частную инициативу и исключит формирование необходимой конкурентной среды. Вместо экономического развития мы получим борьбу за административный ресурс. Ведь для контроля за расходованием выделенных на нанотехнологии средств специальной группы в Генпрокуратуре никто не создавал. Какая уж тут открытая экономика... Наоборот, здесь все по максимуму закроют: административный ресурс не любит публичности. Если бы можно было отдать "слугам народа", распоряжающимся этими деньгами, сразу половину суммы на "распил", при условии их минимального вмешательства в экономический процесс, то какая-то надежда, может, еще и была бы.

По этой причине последствия нынешнего проекта могут оказаться убийственными для ростков инновационной рыночной экономики, которые, несмотря ни на что, в современной России есть. Возможен (очень хотелось бы) и такой полуфантастический вариант, при котором ситуация с проектом по развитию нанотехнологий будет доведена до полного абсурда и "верхи", наконец-то, поймут, что жить так дальше нельзя. Возможно, тогда они перестанут делать "как всегда", после чего появится возможность сделать "как лучше".

Ответить:

Выбор читателей