Березовский пошел "на ты"

Политический беженец написал открытое письмо президенту России, в котором перешел на личности. "Шедевр" выглядит примером интеллектуального истощения – тем более наглядным, что вышел из-под пера "мэтра закулисы"




Если вы уже начали забывать о том, кто такой Борис Березовский, это извинительно. Поддерживать демоническую репутацию в России из Лондона непросто, даже если обладаешь колоссальными финансовыми и интеллектуальными возможностями. А если возможности постепенно истощаются, это становится задачей почти невыполнимой.

Очередное доказательство тому – новое открытое письмо Березовского Владимиру Путину, опубликованное сначала в свежеиспеченном блоге БАБа на сайте одной из украинских электронных газет, а затем перепечатанное израильским информационным агентством "Курсор" и дополненное рассказом автора о том, как солидная российская пресса отказалась публиковать его эпистолу, интересную, по мнению Березовского, всем, "кому не безразлична судьба России".

Однако по сути в письме не говорится ничего такого, что стало бы серьезной новостью. Тезисы, что революция – это всегда "смена неэффективной политической формации на более эффективную", что событие это "исторически закономерное" и "единственной легитимизирующей ее силой является народ" – все это было сказано задолго до появления на свет самого Березовского.

Что до утверждений о неэффективности путинского режима, необходимости силового перехвата власти и т.д. – то об этом ранее говорил сам Березовский и его "идейные последователи". В этот раз БАБ чуть более подробно рассказал ВВП, как именно он собирается его свергать, не сообщив при этом интересующейся общественности ничего содержательно нового.

Иное дело – тон письма. Березовский, что называется, перешел на личности, с ходу обратившись к главе России запросто: "Володя!", и сопроводив эпистолярный демарш соответствующим комментарием: "Не могу обратиться "г-н Путин" потому что ты не господин, а раб неуверенности и в себе, и в других. Не могу обратиться к тебе "Владимир Владимирович", как это делал в двух предыдущих письмах, потому что такое обращение предполагает почтение, место которого заняло устойчивое неуважение и к тебе лично, и к тому, что ты наворотил". Собственно, суть "новости" в этом и заключена: опальный олигарх решил объясниться с главой государства на приблатненном языке. Вероятно, полагая, что это придаст новый импульс и новое качество его революционной активности.

Появление этого текста говорит о том, что Березовский не только утратил рычаги влияния в России, но и разучился разыгрывать сложные политические комбинации. То есть делать то, за что его уважал и ценил узкий круг отечественных почитателей. Опубликованный "шедевр" выглядит примером интеллектуального истощения. Тем более наглядным, что вышел он вроде бы из-под пера "мэтра закулисы". Выражения типа "хреново" или "крыша поехала" в открытой переписке явно не соответствует уровню ни члена-корреспондента Академии наук, ни отвергнутого "серого кардинала", ни даже "вождя антипутинской революции".

Переход на личности и откровенная грубость – всегда показатель слабости. К такому приему часто прибегает сторона, исчерпавшая аргументы и желающая выпихнуть собеседника за поле цивилизованного диалога. Тогда уже на крик срываются оба собеседника, и разобраться кто прав, кто виноват становится решительно невозможно.

В том, что автор письма "пошел на ты" именно сейчас, ничего удивительного нет. Если Лондон был готов и дальше терпеть Березовского – политического изгнанника, то терпеть Березовского – экономического преступника ему может и не захотеться. Разумеется, только в том случае, если Москва сумеет предоставить веские и неоспоримые доказательства его деяний.

И именно сейчас Кремль как никогда ранее готов к тому, чтобы эти доказательства выдать. Во-первых, потому, что со смертью Бориса Ельцина российская власть освободилась от обязательств перед ним и теперь вольна копать там, где раньше этого не стоило делать, поскольку можно было задеть интересы первого президента и его "семьи".

Во-вторых, для российской власти наступает кризисный момент, и ради сохранения статус-кво просто необходимо будет показать народу поверженного вдохновителя "оранжевой революции". Москва будет прилагать серьезные усилия, чтобы добиться выдачи Березовского, и, в конце концов, сделает Лондону предложение, от которого там не смогут отказаться.

Березовский ощущает остроту момента и делает все, чтобы сохранить в глазах западной общественности имидж революционера в изгнании. Его письмо – продолжение вектора поведения, который он выбрал, заявив, что финансирует "Другую Россию" (правда, после того, как Каспаров от спонсорства БАБ отрекся, тот и сам себя опроверг, но все всё поняли).

Однако интеллектуальная изношенность Березовского становится видна даже неискушенному читателю. И все зависимости от того, действительно планирует БАБ "ускорить", как он пишет, "неизбежную" революцию в России или только желает, чтобы его принимали за того, кто ее рано или поздно совершит – его уже нельзя воспринимать серьезно. Пойдя "на ты", Березовский утратил остатки собственно "я", превратившись из маргинала назначенного в маргинала натурального.

Sic transit gloria mundi.

Ответить:

Выбор читателей