Прокурора беспокоит свобода в Интернете

Сегодня, в разгар большого избирательного цикла, власть главным образом беспокоят не энтузиасты от экстремизма в Сети, а провокационные вбросы и деятельность оппозиционных сайтов




Российских пользователей Сети снова пугают госконтролем в Интернете. На сей раз дело было в понедельник на заседании комитета Совета Федерации по правовым и судебным вопросам, где обсуждались такие серьезные темы, как возможность дестабилизации ситуации на Северном Кавказе накануне выборов. В качестве главного ньюсмейкера выступил заместитель генерального прокурора по Южному федеральному округу Иван Сыдорук, сообщивший сенсационную информацию о транше в $1,5 млн, полученном боевиками на подрывную деятельность.

Ситуация в регионе действительно далека от идиллической, и главными очагами нестабильности являются Дагестан и Ингушетия, население которой равным образом устало и от вылазок боевиков, и от методов, которыми военные защищают мирное население. А после того, как в ходе спецоперации в селении Чемульга Сунженского района Ингушетии силовиками на глазах у родителей был убит шестилетний ребенок, республика вообще находится на грани взрыва.

Пока раздражение населения выразилось в намерении провести общенациональную акцию протеста. В ответ власти заблокировали доступ к интернет-ресурсам, на которых публиковалась информация о ходе подготовки к акции. А потом заместитель генерального прокурора по ЮФО Иван Сыдорук приехал в Москву и предложил распространить этот "передовой" опыт на всю страну.

Пикантности ситуации придает тот факт, что заявление Сыдорука прозвучало всего через три дня после закрытия Второго всемирного интернет-форума, который проходил в Рио-де-Жанейро 12 - 15 ноября. Судя по публикациям СМИ, главной интригой форума стала дискуссия вокруг предложения России передать административный контроль над Интернетом в ведение ООН. Речь идет не о контроле над содержанием веб-сайтов и блогов, а о переподчинении ООН американской корпорации ICANN. Именно она в настоящее время принимает решения о создании TLD – доменов верхнего уровня. Сегодня, когда Интернет становится атрибутом повседневной жизни даже в государствах "третьего мира", административное доминирование американской компании открывает возможности для дискриминации, и эта ситуация уже не первый год беспокоит Россию, Китай, Бразилию, Индию и другие государства.

Интересно, что четыре года назад, в ходе прошедшего под эгидой ООН Всемирного саммита информационного общества (WSIS), США, государства ЕС, Япония и другие индустриально развитые страны вполне определенно высказались против передачи административные функции управления Интернетом подконтрольному ООН Международному телекоммуникационному союзу (ITU). По их мнению, контроль над Сетью должен оставаться в руках частных компаний, поскольку в противном случае может возникнуть угроза ущемления свободы слова и самовыражения граждан, что будет "препятствовать динамичному развитию информационного общества". Однако в этом году представители Евросоюза смягчили свою позицию, в принципе согласившись с тем, что курировать дальнейшее развитие Интернета должна международная организация, способная блокировать любые проявления "цифровой дискриминации". При этом ни о каком контроле за содержанием материалов, публикуемых в Сети, речь вообще не идет.

Категорически отрицают намерение ввести цензуру в Интернете и российские политики. В сентябре на эту тему высказался Владимир Путин. В ходе прямой линии с населением он подчеркнул, что в России "не осуществляется никакого контроля за Всемирной паутиной и за российским сегментом Интернета". По мнению президента, эта затея вообще является "малоперспективной с точки зрения технологического решения", а что касается соблюдения российских законов и пресечения таких злоупотреблений, как распространение детской порнографии и пр., то эти вопросы находятся в области компетенции правоохранительных органов, работу которых не следует отождествлять с "тотальным контролем".

Две недели назад международная организация "Репортеры без границ" подтвердила факт отсутствия цензуры в Рунете. По словам ее представителя Жан-Франсуа Жульяра, "в целом Интернет в России свободный", и хотя есть некоторые проблемы с освещением событий в Чечне, в ходе мониторинга "не было отмечено фактов блокирования и фильтрации сайтов".

Эта благостная картина плохо согласуется как с последними новостями из Ингушетии, где имели место случаи блокирования оппозиционных сайтов, так и с заявлением заместителя генерального прокурора по ЮФО Сыдорука, собирающегося бороться с экстремизмом в Интернете, установив контроль над содержанием публикуемых там материалов.

А если прокурор Сыдорук не имел в виду принятие каких-то экстраординарных мер, то и поднимать этот вопрос не было никакого смысла, поскольку правоохранительные органы и так могут искать и находить в Сети экстремистские сайты. Чтобы затем поступать с их держателями в полном соответствии с недавно принятым законом о противодействии экстремизму. При этом никто не мешает той же прокуратуре разработать собственную поисковую программу, позволяющую обнаруживать в Сети рецепты изготовления взрывчатки и руководства по организации террористических актов.

Однако сегодня, в разгар большого избирательного цикла, власть главным образом беспокоят не энтузиасты от экстремизма, а попытки дестабилизировать более широкие круги общества, в том числе провокационные вбросы в Интернете и деятельность оппозиционных сайтов. Речь, в частности, идет о факсимильных копиях документов, компрометирующих "Единую Россию", о хамских комментариях в адрес президента, о призывах к уличным выступлениям, например, по модели "кировского варианта бойкота", подразумевающего проведение в регионах серии митингов под актуальными для данного места лозунгами с общим рефреном: "Если до выборов наши требования не будут выполнены, мы голосовать не пойдем".

Сегодня, пытаясь противостоять этой кампании в Сети, власть вынуждена играть против своих оппонентов по общим правилам: то есть вбрасывать комментарии, заводить блоги и поддерживать сайты, моделировать информационные поводы, обеспечивать их "правильное" сопровождение и отслеживать реакцию граждан.

Эта виртуальная борьба в режиме реального времени требует мобилизации, она не дает власти расслабиться и, в конечном счете, корректирует ее действия. Если же государство получит возможность поставить под свой контроль Интернет, то есть искоренить в нем проявления любой "крамолы", власть неминуемо окажется в безвоздушном пространстве, иными словами, лишится обратной связи с людьми и перестанет чувствовать настроения общества. А это путь превращения свободной страны в некое подобие Китая или Малайзии, власти которых давно установили контроль над региональными сегментами Интернета.

Ответить:

Выбор читателей