Китай временно назначен "империей зла"

Скандалы сделали свое дело: сегодня даже совершенно не интересующиеся ни спортом, ни политикой люди знают о том, где и когда пройдет летняя Олимпиада 2008 года




Призывы бойкотировать Олимпийские игры в Пекине и скандалы, связанные с попытками сорвать путешествие олимпийского огня по странам и континентам, стали лучшей рекламой Игр 2008 года. Шумная кампания и истеричные комментарии сделали свое дело: сегодня даже совершенно не интересующиеся ни спортом, ни политикой люди знают о том, где и когда пройдет летняя Олимпиада.

Что касается подоплеки призывов к бойкоту, на этот счет имеются существенные разночтения. Прогрессивная общественность со свойственным ей идеализмом твердит о гуманитарных ценностях, попираемых коммунистическим руководством Китая. Более циничные политики и эксперты пускаются в рассуждения о новой холодной войне, вынужденном давлении на набирающий силу Китай и даже интригах вокруг руководства Международного олимпийского комитета (МОК).

Как это часто случается в подобных случаях, каждый из игроков ловит во взбаламученной воде свою рыбку, отсюда и множественность оценок. Однако элементарное расследование "истории вопроса" не оставляет сомнения в политических истоках скандала. Из чего, впрочем, не следует, что борцы за права человека в Китае, защитники свободы Тибета и сам Далай-лама являются агентами "мировой закулисы". Просто до недавнего времени проблема прав человека в Китае и судьба Тибета не слишком интересовали политиков и общественность, а сегодня эти темы оказались востребованными.

Правозащитники и сторонники Далай-ламы давно проводят конференции по Тибету, а Amnesty International всегда критиковала Китай за репрессии в отношении инакомыслящих, подавление свободы слова и другие нарушения прав человека. Все это было известно и в 2001 г., когда принималось решение о проведении Олимпиады-2008 в Пекине. Отдельные призывы бойкотировать Олимпийские игры в Китае тоже были озвучены давно, но их не обсуждали всерьез.

По-настоящему тема бойкота утвердилась в информационном поле только после того, как в августе 2007 г. в Конгресс США поступили две резолюции об официальном бойкоте Олимпийских игр в Китае. Одна из них была адресована правительству Соединенных Штатов, другая – президенту. В тексте обоих документов бойкот Олимпиады подавался как санкции против Китая, руководство которого нарушает права человека в своей стране и поддерживает преступные режимы в Судане, Бирме и Северной Корее. Среди нескольких десятков пунктов был упомянут и Тибет, но основное внимание авторов резолюции было сосредоточено на Судане. От Пекина требовали "публично признать и осудить зверства в Дарфуре, прекратить поставки любых вооружений и боеприпасов правительству Судана и приостановить все виды экономического сотрудничества с правительством Судана".

Как отметили тогда же некоторые эксперты, в этой зацикленности на Судане нашла отражение тревога американских элит в связи с политикой экономической, политической и идеологической экспансией, проводимой Китаем на африканском континенте. Понятно, что эти проблемы замыкаются на серьезные геополитические интересы, весьма далекие от борьбы за права человека. Последним всплеском "суданской" темы стало широко растиражированное мировыми СМИ заявление Стивена Спилберга, который, покидая пост художественного консультанта Олимпийских игр в Пекине, заявил, что не может заниматься организацией олимпийской церемонии в то время, как Китай потворствует "чудовищным преступлений против человечности в суданском Дарфуре". Дело было в феврале 2008 г., однако при всем интересе к американскому режиссеру его демарш не вызвал широкого интереса.

Мартовские события в Тибете не только внесли свежую струю в кампанию "За бойкот пекинской Олимпиады", но и мобилизовали разбросанных по всему миру тибетцев, последователей буддизма и прекраснодушных защитников свободы и демократии. Однако, как с сожалением констатируют западные СМИ, антикитайская кампания так и не приобрела по-настоящему массового характера из-за того, что сегодня "молодые бунтари" всего мира считают "главным источником зла США и их верного союзника, Великобританию". Мир, привыкший пользоваться китайским ширпотребом, российские ресурсы и западные идеи, начинает не просто отворачиваться от носителя этих идей, но и видеть в США чуть ли не главный источник глобальных угроз.

Сломать эту ситуацию можно, либо стравив между собой Россию и Китай, либо вернувшись к риторике жесткого противостояния. А поскольку запустить первый сценарий пока не удалось, Запад уже некоторое время мучительно решает, кого назначить новой "империей зла". Судя по осенно-зимней истерике западных СМИ, до недавнего времени кандидатом №1 была путинская Россия. Но она все не совершала некоего самого злодейского злодеяния, после которого ее можно было бы объявить "главным врагом демократии и прогресса".

А потом президентом был избран Дмитрий Медведев, и уже через неделю расклад изменился: 10 марта начались волнения в Тибете, и после их жесткого подавления титул "империи зла" стали все более настойчиво примерять на Китай. США это выгодно хотя бы потому, что переключает внимание общества с Ирака на Тибет, расширяет тематику предвыборного пиара и формирует условия для новых форм диалога между Пекином и Вашингтоном.

В то же время шумная кампания вокруг Олимпиады совершенно безопасна с точки зрения реальной политики и экономики, поскольку никак не касается экономических и всех прочих форм американо-китайских отношений. В этом контексте весьма правдоподобными выглядит мнение экспертов, полагающих, что все ограничится громкими заявлениями и дальше отказов первых лиц западных государств присутствовать на открытии Игр дело не дойдет.

Ответить:

Выбор читателей