"Вероятность войны в Абхазии сильно преувеличена"

О ситуации в зоне грузино-абхазского конфликта и возможных вариантах развития событий в беседе с корреспондентом "Yтра" размышляет эксперт по военным вопросам и проблемам безопасности Валерий Малахов




Россия продолжает укреплять безопасность в зоне грузино-абхазского конфликта и реабилитировать регион, пострадавший в ходе боевых действий. Действия Москвы вызывают критику со стороны стран Запада, не говоря уже о Тбилиси. О ситуации в зоне конфликта и возможных вариантах развития событий в беседе с корреспондентом "Yтра" размышляет помощник старшего вице-президента Торгово-промышленной палаты РФ, эксперт по военным вопросам и проблемам безопасности Валерий Малахов.

"Yтро": Почему США так резко реагируют на действия России в отношении Абхазии?

Валерий Малахов: Цель США - поддерживать вокруг наших границ очаги напряженности. В этом контексте надо рассматривать и их помощь Грузии, и стремление Тбилиси в НАТО. В то же время мы, признавая нерушимость государственных границ, понимаем, что абхазы как этнос не имеют ничего общего с грузинами. Государственность у Абхазии была даже раньше, чем у Грузии. В 90-х гг. мы обеспечили российскими паспортами всех граждан Абхазии, которые к нам обратились. И сегодня делаем все, чтобы в республике сохранялась здоровая обстановка.

"Y": В Тбилиси это называют "агрессией" и "аннексией".

В.М.: Как только в Абхазию вошли люди с кирками и лопатами, а инженеры исследовали поврежденные и разрушенные участки железнодорожного полотна и мосты, грузинское руководство заголосило о вооруженном вторжении. Но о каком вторжении речь, если эти войска сами нуждаются в охране и защите? Восстановление железной дороги - это плановое решение задач, связанных со строительством олимпийских объектов.

Вопрос об отделении Абхазии от Грузии российской стороной никогда не педалировался. Но, учитывая, что большинство абхазов живут с российскими документами, учитывая уровень отношений, в том числе личностных, и приграничное сотрудничество, мы оказываем абхазскому народу гуманитарную помощь. Это не коробки с консервами, а закупка сезонной овощной и фруктовой продукции, предоставление возможности работать на юге Краснодарского края.

"Y": Глава комитета парламента Грузии по обороне и безопасности Грузии Гиви Таргамадзе обещал, что "Грузия будет воевать с Россией до конца"...

В.М.: Мне кажется, возможности развязывания конфликта сильно преувеличены. Знакомясь с некоторыми публикациями, я замечаю, что часть журналистов подают войну чуть ли не как данность. Саакашвили и его окружение неоднократно показывали, что готовы идти на урегулирование отношений с Абхазией. Российское руководство демонстрировало то же самое. В прошлом году, когда я в составе российской делегации находился в Тбилиси, грузинское руководство просило Евгения Примакова способствовать снятию эмбарго на поставку грузинских вин. Евгений Максимович, пообещав содействие, доказывал нашим властям необходимость урегулирования этой проблемы. Не без его участия было возобновлено воздушное сообщение между Москвой и Тбилиси.

Однако каждый раз, когда наши отношения выходят на путь подъема, обязательно найдутся предлоги и поводы, которые останавливают предыдущие договоренности. Так и сейчас - ввод железнодорожных войск для восстановления дороги и мостов привел к истерическим воплям, которые свидетельствуют, что в Грузии ждут любого повода, чтобы наши отношения были расстроены. Отсюда я делаю вывод, что руководство Грузии стремится поддерживать в напряжении отношения с Россией, но, с другой стороны, не готово к реальным боевым действиям.

"Y": На чем базируется такая уверенность?

В.М.: Даже из открытых источников ясно, что американцы и НАТО сделали ставку на подготовку грузинских элитных подразделений. Прежде всего, это силы, соответствующие нашей ФСО, которые охраняют грузинское руководство. Это часть полицейских сил, которые дислоцированы в Тбилиси. Но сегодня внутри самой Грузии обстановка далеко не благостная, и потому Саакшвили не рискнет бросить в бой эти неплохо вооруженные и подготовленные части. Остальная же грузинская армия представляет собой жалкое подобие армии XXI века. Что касается абхазских военных формирований, то они сильны духом, потому что эти подразделения, пусть хуже вооруженные и малочисленные, доказали, что, когда воины защищают свой дом, их силы удесятеряются.

"Y": И все же - если война, как должна вести себя Россия?

В.М.: Во исполнение российско-грузинских договоренностей по Абхазии мы имеем право на определенное наращивание контингента миротворческих сил. При необходимости мы сможем себя защитить, хотя никаких боевых действий, тем более на территории Грузии, у нас никогда не планировалось и не может планироваться.

Мне представляется, что вооруженный конфликт может возникнуть в Кодорском ущелье, где напряжение между Абхазией и Грузией наиболее сильно. Тогда возможны боевые действия между частями Грузии и формированиями абхазов, которые будут защищать свои дома.

"Y": В прошлом году в Абхазии грузинскими диверсантами были зверски убиты два российских военных инструктора. Почему это не получило широкой огласки?

В.М.: Тот случай был расследован. Но из нежелания разжигать антигрузинские настроения в России не давали широкого освещения этой провокации.

Я считаю, что Россия очень слабо задействует потенциал грузинской диаспоры. Известные творческие люди, бизнесмены должны быть активнее задействованы в интересах улучшения российско-грузинских отношений. А то получается, что на границе творятся такие зверства, а грузины, проживающие в России, молчат, делая вид, что их это не касается.

"Y": Может ли Россия "сдать" Абхазию, и к чему это приведет?

В.М.: Опасность потери Россией Северного Кавказа еще остается, но как реальная проблема отодвинута усилиями российского руководства в последние пять лет. Говоря о возможных перспективах развития ситуации на Кавказе, нужно четко понимать, что косовский прецедент создал в сознании людей образ возможного достижения геополитической цели непризнанных республик. Мне кажется, что вначале будет обретение суверенитета этими республиками, и пройдет какой-то период, прежде чем станет актуальным вопрос их вхождения с состав России. Думаю, что мы, не подогревая этот процесс, в случае реального отделения Абхазии от Грузии пойдем на ее признание.

"Y": Разве Абхазия уже реально не отделена от Грузии?

В.М.: Дело в том, что грузинской политической линии сегодня мешают не только проблемы в Абхазии и Южной Осетии. Конфликтная ситуация в этих двух национальных образованиях влияет на внутреннюю обстановку. Страны, окружающие Грузию, не спешат инвестировать средства, восстанавливать некогда работавшие предприятия. И в самой Грузии ситуация тяжелая. Думаю, к грузинским властям придет понимание того, что формула Саакашвили о подчинении мятежных территорий к 2013 году неосуществима. Точка возврата давно уже пройдена.

Ответить:

Выбор читателей