Миру нарисовали посткризисное "Послезавтра"

Ждать посткризисного крушения сложившейся финансово-экономической системы не имеет смысла. Во-первых, из-за того, что в этом пока не заинтересованы основные мировые игроки, во-вторых, из за отсутствия хоть каких-то реальных альтернатив




Пока глобальный экономический кризис тщетно пытается нащупать дно, эксперты осторожно заглядывают в будущее, размышляя о том, каким станет мир по окончании кризиса. Очередной вариацией на эту тему стало подготовленное экспертами аудиторской компании PricewaterhouseCoopers исследование под названием "Послезавтра", отсылающим к одноименному голливудскому блокбастеру.

По мнению авторов исследования, в посткризисном мире Восток и Запад поменяются ролями: влияние США на глобальную экономику должно будет уменьшиться, а значение восточных стран – резко возрасти. "Мировой рынок финансовых услуг претерпел существенные изменения, – отмечается в исследовании. – Ускоренными темпами идет перераспределение финансовых сил с Запада на Восток. В результате кредитного кризиса лопнул "мыльный пузырь", в основе которого лежали инвестиционные потоки, создаваемые за счет наличия макроэкономической несбалансированности в глобальной экономике, ориентированной на США. Новые пути мировой торговли и инвестиций, развивающиеся под воздействием такого смещения баланса фундаментальных сил, будут радикально отличаться от тех, которые существовали в системе, ориентированной на США".

Серьезные изменения ждут и мировую банковскую систему: она должна стать значительно проще и прозрачней существующей и более ориентированной на предотвращение рисков. "Прибыль уменьшится, но доходность, скорректированная с учетом рисков, не упадет так сильно, потому что уровень рисков в структуре бизнеса также станет ниже. На банки будет возложена большая ответственность за проведение анализа финансового состояния, необходимого для обеспечения качества кредитного портфеля", – считает руководитель отдела по оказанию услуг финансовым институтам PricewaterhouseCoopers в России Гордон Латимир.

При этом эксперты не могут назвать время, когда баланс сил в мировой финансовой системе будет восстановлен. "Трансформация финансовой системы подобного рода не имеет прецедентов, и по мере углубления финансового кризиса становится ясно, что ожидать приходится только непредвиденного", – пояснил Латимир.

Озвученные в исследовании идеи глобальных перемен не оригинальны: о том, что сегодняшняя система дала сбой и не подлежит восстановлению, уже давно и много говорят различные эксперты. Наиболее распространенным прогнозом посткризисного будущего является идея о смене экономических полюсов и появлении новых финансово-экономических центров. Правда, при этом ни один из прогнозов не отвечает на вопрос, почему деловая активность должна будет переместиться из привычных Лондона или Нью-Йорка в другие точки планеты. Вдвойне не понятно, почему это должно произойти именно в период сильнейшего кризиса или сразу после него, что равнозначно смене коней на переправе. В качестве одной из основных причин "великого переселения" принято считать надувание на западных площадках "пузырей" финансовых производных, приведшее к кризису. Между тем хорошо известно, что различного рода "пузыри" возникали и возникают не только на Западе – достаточно вспомнить Азиатский кризис 1997 года.

Также наивно полагать, что посткризисная действительность будет связана с катастрофическим ослаблением мировой роли доллара США. Представить это в обозримой перспективе достаточно сложно. Доллар давно уже перестал быть исключительно национальной валютой; сегодня он благополучно играет роль мировых денег, чему не смогло помешать даже введение евро. Федеральная резервная система США де-факто остается эмиссионным центром, обеспечивающим не только американский, но и мировой финансовый и товарный оборот. И самое главное, что это вполне устраивает значительную часть ведущих мировых игроков. Например, Китай, чьи долларовые резервы исчисляются триллионными значениями.

В сложившейся ситуации США и Китай представляют вполне самодостаточную пару, вокруг которой может быть сформирована мировая экономика по окончании кризиса. Подобный исход видится более логичным и реализуемым, нежели построение никому не ведомой новой финансовой архитектуры, о которой модно говорить на международных саммитах. До сих пор никто так и не смог четко ответить, что кроется за этими красивыми словами, а главное – как все должно работать.

Таким образом, ждать послекризисного крушения сложившейся финансово-экономической системы бессмысленно. Во-первых, из-за того, что в этом пока не заинтересованы основные мировые игроки, во-вторых, из за отсутствия хоть каких-то реальных альтернатив. Похоже, что несмотря на свой глобальный характер, нынешний кризис окажется таким же циклическим процессом, как и предыдущие, и выход из него будет сопряжен с преодолением рецессии в США. Это не означает, что смена мировой финансовой архитектуры невозможна в принципе, – просто вряд ли она случится на данном историческом этапе. Не исключено, что это произойдет в ходе последующих экономических циклов, когда будут сформированы зачатки новой, более удобной и адекватной, системы.

Единственное, что не вызывает сомнений в сегодняшних прогнозах посткризисного будущего, так это неизбежность упрощения и оптимизации системы предоставления финансовых и банковских услуг. Сложные хитросплетения финансовых производных (по сути – главная причина кризиса) должны отойти в прошлое, сделав рынок капитала более прозрачным и понятным.

Ответить:

Выбор читателей