Илья Авербух зажигает огни большого города

Знаменитый фигурист и продюсер задумал ледовое шоу, аналогов которому нет не только в России, но и за рубежом. История о маленьком смешном человеке, который не может найти себя в большом городе, должна покорить весь мир




В последние годы фигурное катание весьма востребовано в России не только как красивый и зрелищный вид спорта, но и как прекрасный материал для шоу. Во многом этому способствовал известный фигурист и продюсер Илья Авербух, создатель телевизионной программы "Ледниковый период" и других ледовых проектов. Сейчас он готовится к премьере нового спектакля - "Огни большого города". В беседе с корреспондентом "Yтра" Илья рассказал об особенностях этой постановки и о современных тенденциях в развитии ледовой шоу-индустрии.

"Yтро": Чем объясняется нынешняя популярность ледовых шоу во всем мире, в том числе в России? Как долго, на ваш взгляд, будет держаться этот повышенный зрительский интерес?

Илья Авербух: На самом деле интерес к ледовым шоу в США, Канаде и Европе сейчас снизился. Там зрители выбирают уже только знаковые продукты, с хорошей историей. Так что, если говорить о развитии рынка, конечно, в первую очередь, это Россия. И очень хорошо сейчас развивается фигурное катание в Южной Корее, потому что представительница этой страны выиграла чемпионат мира. Любое шоу любого уровня в Южной Корее сейчас всегда проходит на ура. Также я считаю очень перспективным рынком, естественно, Китай. Но там пока нет большого развития, потому что сложно договорится с местной администрацией. И традиционно самые высокие гонорары фигуристы получают во всех шоу, которые проходят в Японии.

Что же касается популярности ледовых шоу в России, на это повлияло несколько факторов. Во-первых, нельзя забывать, что последние три олимпиады российские фигуристы показывали просто феноменальные результаты. И за это время собралась огромная плеяда спортсменов высочайшего уровня. Во-вторых, свою роль сыграл, конечно, телевизионный проект, который уже не один год по-новому открывает нам не только актеров, но и фигуристов. Ну и, наверное, просто магия льда, она всегда была притягательна для россиян. Но не стоит питать иллюзий, это обилие различных ледовых проектов длиться будет не бесконечно. До олимпиады в Сочи в 2014 году интерес к зимним видам спорта будет повышенный, а к фигурному катанию особенно, поскольку это все-таки наш вид спорта, приносящий больше всего золота. На нашей олимпиаде мы точно должны что-то взять. И можно еще ожидать некий пик спроса на ледовые шоу после Сочи-2014. А потом, я думаю, так же как в Европе и в Америке, всеядность публики уйдет, и выживут только качественные проекты. Именно поэтому я всегда работаю только с лучшими фигуристами, с чемпионами. Бесспорно, это дороже, тяжелее, но это дает нам некое ощущение бренда-лидера в области ледовых постановок.

"Y": Есть ли какое-то различие между зрительскими предпочтениями в России и за рубежом?

И.А.: Поскольку история ледовых шоу на Западе уже достаточно большая, зарубежный зритель психологически готов и хотел бы видеть не просто дивертисмент, когда ведущий объявляет и представляет каждого исполнителя, а полноценный ледовый спектакль. А российский зритель обязательно должен видеть звезду, и тогда он получает удовлетворение, независимо от формата шоу. Западный зритель уже может заинтересоваться самой постановкой, если это качественное зрелище. Здесь можно провести аналогию с Cirque du Soleil. Мы идем на сам цирк, а не на звезд. Это уже высший пилотаж. И это то, к чему я стремлюсь: чтобы "Шоу Ильи Авербуха" уже ассоциировалось с качеством, признаваемым на мировом уровне, вне зависимости от того, кто принимает в нем участие.

"Y": Проект "Огни большого города" заявлен как новый формат ледового шоу, аналогов которому нет не только в России, но и в мире. В чем принципиальное отличие от других постановок?

И.А.: Во всех аналогичных театральных постановках, включая зарубежные, участвуют одна, максимум две звезды, которые являются гвоздем программы, а вокруг них, не побоюсь этого слова, топчутся те, кто неплохо катается на коньках. В моем же проекте собрано семь олимпийских чемпионов и одиннадцать чемпионов мира. И при этом мы ушли от дивертисментной вариации. Главное же отличие от российских проектов в том, что мы не стали набирать шлягерных мелодий, а написали музыку специально для этого спектакля. Кстати, это впервые делается не только в России, но и за рубежом тоже. Потому что обычно на лед переносятся известные знаковые вещи: например, та же Кармен или Cats, но на льду. У нас же оригинальный сценарий. Это никак не экранизация фильма "Огни большого города". Сквозная линия Чарли Чаплина проходит абсолютно по другому сценарию. Специально для спектакля были разработаны масштабные декорации, но при этом изначально они делались так, чтобы иметь потом продолжение с гастролями. И, наконец, у нас два вида, два уровня сцены. Лед будет поднят. То есть он будет не в привычном формате, а будет еще второй лед, если можно так назвать. Так что у нас достаточно много отличий. Самое сложное и самое дорогостоящее - это, конечно, написание музыки и разработка костюмов.

"Y": Во сколько обошлась постановка?

И.А.: Это тяжелый инвестиционный проект. Вместе с рекламной кампанией на данный момент вложено порядка $3 миллионов. Но я бы очень хотел, чтобы этот проект завоевал интерес зрителей и далее поехал по миру. С проектом "Ледниковый период" мы гастролировали не один год, в том числе, и за рубежом. Но практически 90% зрителей составляло русскоязычное население. И это объяснимо, потому что звездные участники проекта известны только нашим бывшим соотечественникам. Но, поскольку в новом спектакле нет никаких диалогов, мы разговариваем с людьми лишь с помощью хореографии, я рассчитываю, что к нам проявят интерес и в Европе, и в Азии, и в Америке, поскольку и фигурное катание само по себе интернационально, и при этом фигуристы знаковые. В общем, это такой проект, что рассчитывать на возвращение средств возможно через несколько лет. Но может быть и большой провал, потому что аудитория этот формат может не воспринять, и таким образом дать понять, что хотела бы остаться в привычных рамках.

"Y": А как возникла сама идея соединения театрализованной постановки с ледовым шоу?

И.А.: Ну я бы не приписывал себе авторство. Наверное, самая удачная попытка создания таких театральных коллективов – это коллектив Татьяны Тарасовой. В свое время, это еще было окончание советской эры, Татьяна Анатольевна создала коллектив, который назывался "Все звезды". На тот момент в нем катались очень неплохие фигуристы, в том числе и несколько чемпионов. И этот коллектив делал, на мой взгляд, максимально успешные и интересные постановки. В свое время за такую историю брался также Игорь Бобрин. И по-прежнему существует "Театр Игоря Бобрина", они занимают определенную нишу со своей определенной планкой. Поэтому сказать, что я первый придумал такой жанр, было бы нечестно и несправедливо. Все уже давно когда-то кем-то придумано, и вопрос теперь - как идею реализовать. Я думаю, что я смогу сделать это по-своему, так как уже накопился большой опыт с "Ледникового периода" и есть ощущение веры в самого себя, в свои собственные силы.

"Y": Что важнее для фигуриста в подобных постановках – отточенная техника катания или артистичность?

И.А.: Конечно, в первую очередь, здесь важен артистизм. Благодаря "Ледниковому периоду" я приобрел колоссальный опыт как режиссер, фигуристы – как актеры. И было бы неправильно это все не использовать. Но спортсмены исполняют по-прежнему все прыжки, тройные выбросы и другие сложные элементы. Уровень катания должен быть высочайшего класса. У меня очень жесткие требования к этому. И вся моя команда ребят, с которыми мы уже давно работаем, никогда себе не позволяет халтуры.

"Y": Помимо артистизма и отсутствия судей, в чем принципиальное отличие спортивных соревнований от развлекательных шоу на льду?

И.А.: Шоу требует больших эмоциональных затрат, но при этом гораздо проще психологически для спортсмена. Потому что здесь нет такой ответственности за ошибку. Для меня, например, всегда было загадкой, почему в фигурном катании, в первую очередь, расходятся все билеты именно на показательные выступления, которые проходят после соревнования. Мне лично, как спортсмену, гораздо увлекательнее посмотреть именно борьбу. Но у зрителей, как правило, самыми популярными видами являются мужское одиночное катание и показательные выступления. Они всегда собирают аншлаги. Все остальные виды даже во время чемпионата мира могут не собирать полного зала. Видно зрители любят эту раскованность, которую дарят им фигуристы после окончания соревнований. Но, может быть, их влечет возможность увидеть только лучших, и не тратить свои эмоциональные силы на все подряд.

"Y": Как вам кажется, возможно ли со временем появление спортивных секций, специально заточенных для подготовки фигуристов именно для развлекательных шоу, а не для большого спорта? Или школа большого спорта – непременное условие для создания хорошего артиста на коньках?

И.А.: В мои планы входило создание школы, которая бы сразу не настраивала детишек и их родителей на то, что мы растим чемпиона, а которая бы позволяла им именно актерствовать на льду. Я считаю, за этим может быть определенное будущее. Потому что далеко не все рождены быть чемпионами, и не все родители готовы с головой окунуться в большой спорт – это все-таки колоссальное испытание. Опять же, спектаклем "Огни большого города" я хотел бы показать, что творческие возможности фигурного катания не ограничиваются показательными выступлениями. И, показав это, получить возможность строительства первого в мире стационарного ледового театра, при котором мог бы открыть для детей как раз такую школу фигурного катания с артистическим уклоном. Но это такие глобальные планы. А мне больше всего не нравится быть фантазером. Я мог бы сидеть и ждать, когда кто-нибудь прочитает мой бизнес-план и, наконец-то, решится дать мне большую сумму денег. Но пошел более сложным, более затратным и гораздо более рискованным путем. И поэтому "Огни большого города" - это такая визитная карточка тех возможностей, которые ждут нас впереди.

"Y": Почему на премьерный показ спектакля в Москве отведено всего четыре дня? Будут ли потом повторы?

И.А.: Все будет зависеть от того, как пройдет премьера, как это будет воспринято публикой. Несмотря на то что заявлено всего пять спектаклей, зал вмещает 6,5 тысяч зрителей. Если мы собираем 70% зала, получается, в среднем, по пять тысяч зрителей на пять спектаклей – 25 тысяч. А театральные залы в среднем вмещают в себя 1,2 - 1,5 тысяч зрителей. Если мы посчитаем их 70%, то это тысяча человек на каждом спектакле. Получается, что по общему числу зрителей мои пять спектаклей - это 25 премьерных показов любых мюзиклов, практически месяц (за вычетом выходных). Так что это достаточно большой объем. И уже сейчас мы планируем гастроли в Санкт-Петербурге.

"Y": Почему был выбран именно образ Чаплина?

И.А.: Дело в том, что очень много драматизма во всей нашей жизни, и, в частности, на льду его тоже чрезмерно, на мой взгляд. Некие страдания, переживания свойственны нашему менталитету. Но мне кажется, что юмора и легкости на льду тоже не хватает. И именно образ Чарли Чаплина позволяет соединить все эти черты. Я подчеркиваю, что мы не играем именно самого Чарли Чаплина. Это обобщенный образ, на создание которого вдохновил Чаплин: образ бродяжки, образ человека, который не может себя найти в большом городе. Причем мы не говорим о том, что этот город Москва или Нью-Йорк, Санкт-Петербург или Париж... Это просто город, где мы живем, где есть любовь и страсть, расставание и боль. Все эти черты присущи образу Чарли Чаплина, я считаю его невероятно многогранным. Поэтому в основе сценария и появился герой, который будет открывать все эти черты в ходе развития действия.

"Y": А кто будет эту роль играть?

И.А.: Эту роль будет играть актер, мой большой друг Марат Башаров. Он единственный из представителей "ледникового" актерского состава, кто занят в спектакле. Все остальные роли будут исполнять исключительно фигуристы. Хотя, конечно, многие из актеров хотели бы принять участие в проекте. Но мне важно в данной ситуации говорить профессиональным языком фигурного катания. А освоить даже за год умение кататься на коньках так, как это делают профессионалы, невозможно. Плюс мне хотелось бы показать зрителю нечто отличное от тех же "Ледниковых периодов".

"Y": Вы сами только как продюсер выступаете или тоже будете играть?

И.А.: Я выступаю и как продюсер, и как соавтор сценария, и сорежиссер, и, конечно, как хореограф-постановщик. Так что я, наверное, не буду на себя перетягивать все одеяло, но один разочек в одном из спектаклей планирую взять на себя роль Марика (Марата Башарова) - он обещал меня научить кое-каким актерским приемам - и сыграть Чаплина. Скорее всего, это случится на заключительном спектакле.

"Y": Герои спектакля гуляют по современному большому городу. А вам самому с вашим напряженным графиком удается хоть иногда прогуляться по улицам Москвы и других больших городов?

И.А.: Я люблю гулять, очень люблю Москву и считаю ее одним из самых красивых городов мира, это мой любимый город. Но, как всегда в нашей жизни, к тому, что находится рядом, относишься спокойнее. Когда я оказываюсь на один день в Санкт-Петербурге, я всегда иду гулять по Питеру. Или по Парижу. Потому что есть всего один день, и мне хочется пройтись. А Москва, которая обладает ничуть не меньшим количеством достопримечательностей, и есть, где пройти, и есть свои любимые уголки, при этом все время откладывается на потом. Поэтому не могу сказать, что я частенько прогуливаюсь по родному городу, хотя Москва мне очень близка, и я пока не понимаю, в каком другом городе мог бы жить.

"Y": А что вам нравится и что печалит в современных мегаполисах?

И.А.: Только ритм. Он, конечно, и завораживает, и при этом не дает возможности успеть насладиться даже своими победами.

Ответить:

Выбор читателей