Невыносимая легкость украинского бунта

Украинцы умеют получать удовольствие от того, что они делают. Пусть даже это просто митинг, но зато какой! Получается красиво и радостно


ФОТО: AP
ВСЕ ФОТО



На Крещатике, напротив кинотеатра "Дружба", проходят митинги в поддержку Юлии Тимошенко, арестованной за неповиновение суду. И об этом я узнала совершенно случайно. Так получилось, что в Киеве у меня намечалась пересадка с одного поезда на другой, а тут вдруг образовалось три свободных часа. И, естественно, я помчалась навестить главную улицу этого города, который, кстати, ужасно люблю.

Но первое, что я услышала, выйдя из метро на Крещатик, - лающие звуки из громкоговорителя и какой-то марш на заднем плане. И тут с быстротой молнии дошло: "Тимошенко же на днях арестовали, наверное это реакция!" Инстинкт журналиста направил меня в гущу событий, однако позволив перед этим купить в ярком киоске изумительное мягкое мороженое – лимонно-шоколадное.

Щурясь от ласкового солнышка и удовольствия (мороженое правда оказалось очень вкусным), я не торопясь приближалась к эпицентру событий, ожидая, что ну вот сейчас увижу эти серьезные взволнованные лица людей, требующих свободу для Юлии Тимошенко. А навстречу мне попадались по большей части милые женщины от 50-ти и старше, почти все в белых футболках с наклейками на груди в форме сердечек с надписью "I love Ю". Ни дать ни взять День Святого Валентина – летний вариант. У дам были вполне будничные выражения лиц. Кто-то сидел на скамейках в тихой задумчивости, кто-то, немного скиснув от усталости и жары, то и дело поглядывал на часы. Помня еще по "оранжевой революции", как киевляне зарабатывали на митингах, в голове так и вертелось: "Ну точно, бабушки проплаченные! И все здесь на этой политике деньги делают…"

А как можно было объяснить присутствие на этом празднике жизни кроме пенсионерок, еще и мужчин лет сорока с длинными волосами, забранными в хвост, в общем, явно свободных художников. Они грустно подпирали гранитные стены пафосных бутиков. Уж они-то по какой такой богемной идее нацепили на свои застиранные футболки сердечки с буквой "Ю"?

Любопытно, что среди поклонников Юлии Тимошенко почти совсем не было молодежи. Вернее ее было немного, но это была какая-то совсем нездешняя молодежь, в буквальном смысле слова. В основном, - таджикской внешности. И в идейную приверженность бывшему главе украинского Кабмина этих простолицых парней и девушек верилось слабо. Тем не менее, они с любопытством разглядывали все вокруг. Еще бы! Красно-белые флаги и шляпочки в честь самой госпожи Тимошенко, салатовые флаги от движения "Батькивщина" (родина), - красота, да и только!

Ближе к кинотеатру толпа сгущалась. Бабушки все больше перемешивались с настоящими активистами, ходившими туда-сюда пружинящими шагами. Глаза их горели. Они что-то пытались выкрикивать и как-то организовать совсем уж квелый на их фоне народ. В руках активистов также были таблички с названиями украинских областей. Я заметила Херсонскую и Одесскую. Да, эти самые таблички очень походили на те, что когда-то гордо несли перед собой представители различных предприятий, проходя с первомайским парадом по Красной площади. Ну, конечно, вот что все это напоминает! Маевку! Вернее, нечто среднее между карнавалом и маевкой.

Стала различимой и речь из рупоров. Выступающие, довольно быстро сменяющие друг друга, выкрикивали призывы о свержении президента Януковича – тирана, деспота, врага демократии. И, напротив, ораторы называли госпожу Тимошенко оплотом демократических принципов и свобод. Мне повезло - я как раз попала на речь представителя Одесской области. Во-первых, он говорил по-русски, что делало его слова понятными, во-вторых, с неподражаемым ярким и сочным одесским говором: "Мы сюда приехали со всех концов нашей Украины - я вот с Одессы - шобы отстоять нашу с вами свободу и не допустить разгул произвола! Ведь я так себе думаю: сначала арестовали Тимошенко, а завтра будут хватать каждого, кто только посмеет подумать шо-то против этой, с позволения сказать, власти!"

Тем временем на противоположной стороне улицы под темно-серыми флагами шел митинг, главным лозунгом которого был призыв "Юля досить!", что можно перевести как "Юля, хватит!". А между ними продолжала спокойно течь автомобильная река, безо всяких пробок, замечу. У самых берегов этой реки по обе стороны шеренгой выстроились автобусы и джипы с украинским ОМОНом. Гарны хлопцы в камуфляже и алых беретах, лихо заломленных на одну сторону, сонно щурились на солнышке, попивая кофе из пластиковых стаканчиков, заедая его шоколадками и показывая друг другу что-то смешное на своих мобильниках. Солдаты были полностью расслаблены, по крайней мере, так казалось со стороны. Они явно не ждали здесь какой-либо для себя работы.

Я попробовала прислушаться к тому, что говорил бубнящий мужской голос с противоположной стороны. Оказалось, там подсчитывали, сколько денег потратило правительство Юлии Тимошенко на борьбу с птичьим гриппом, потом еще с какой-то эпидемией, потом прямо было сказано, что сотни миллионов долларов отмывались под чутким руководством этой "ужасной женщины с косой". В общем, мужчина голосом и интонациями похожий на Семена Альтова, старательно зачитывал компромат. И все это смешивалось с задорной речью одессита и бравурной музыкой на другой стороне.

Из транса, в который в меня ввергли все эти звуки и пестрота манифестантов, вывела реплика женщины, которая пробегала мимо, явно по своим делам: "Ну що, дивчина, много у Кыиви скаженных, да?" (Ну что, девушка, много в Киеве сумашедших?) "Не знаю, - ответила я растерявшись. - Но все очень интересно!" Но женщина уже не услышала меня, она всучила мне брошюрку все с тем же компроматом на Тимошенко и помчалась дальше.

На обратном пути я заметила, что подошло время обеда. Бабулечки развернули на скамейках пакетики с едой и неспешно перекусывали, цокаясь друг с другом вареными яйцами и смачно надкусывая спелые помидоры. Пережевывая еду, они обсуждали, кто сколько денег получил.

У самого метро меня дернула за рукав активистка в бейсболке, предложив поставить свою подпись в поддержку свержения режима. Она осталась крайне недовольна тем, что я ничем не смогла ей помочь. Но быстро переключилась на кого-то другого.

И вот что я заметила: все эти бабули, художники, таджики, активисты, ораторы, все они явно получали удовольствие от того, что они делали здесь и сейчас. Получилось красиво и радостно, хотя сам повод, в общем-то, не был веселым… Тут я поняла, что в России такие акции совершенно невозможны. Мы слишком серьезны, и оттого еще более бестолковы.


Обсудить на Facebook

## AP ©

Ответить:

Выбор читателей