Мы не совки, совки немы

"Кремлевские мечтатели" надеялись, что сытое население, которому вроде бы все дали: жрачку, загрантуры, иномарки, какую-никакую зарплату, – потерпит еще лет двадцать такой стабильности. Не повезло


ФОТО: AP



Прошедший в Москве в субботу митинг настолько выбивается из привычного хода событий последних лет, что даже представители правящей партии, против которых, собственно, он был организован, до сих пор в растерянности. Хозяева "политического дискурса" были уверены: народ ежели и соберется помитинговать, то в ничтожном количестве, так что в новостях как обычно не будет необходимости сообщать об этом.

Представители "охранительной" идеологии жестоко просчитались. Мало кто ожидал, что социальные сети в нашей стране способны сплотить десятки тысяч граждан, презрительно именуемых наверху "офисным планктоном" и "хомячками". Премьер не раз на предвыборных встречах заявлял, что против ЕР могут выступать только проплаченные вашингтонским обкомом предатели, в свободное от раскачивания галеры время шакалящие у иностранных посольств. Имена врагов режима известны, люди эти подвергались тотальной дискредитации годами, а всяческие намеки политологов на недавние "твиттер-революции" в арабском мире воспринимались тандемом как бред и алармизм.

По законам функционирования человеческой психики образ растерзанного трупа бывшего диктатора напрочь вытесняется из сознания именно тех, кому стоило бы задуматься об аналогиях. Это понятно, нынешняя политическая элита находится у власти всего каких-нибудь десять лет, а те же ближневосточные тираны "ураганили" полвека. Нашим вроде как срок не вышел волноваться.

Но оказалось, что среди их подданных есть довольно большая прослойка людей, которым вроде бы все дали: жрачку, загрантуры, иномарки, какую-никакую зарплату, – а они не хотят потерпеть еще каких-нибудь 20 лет такой стабильности. У них, и особенно их детей, как оказалось, гораздо лучше с дедуктивным мышлением, да и вытеснять в подсознание картины гражданской войны им незачем.

Мало кто мог предположить, что какие-то смешные проценты, нарисованные, к тому же, с учетом последних модернизационных веяний (вместо 75 – скромные 49,7) могут вызвать недовольство тех, кому все эти годы было плевать на царящий в стране бюрократический беспредел.

Но веревочке пришел конец. Многие начали понимать, что кроме хлеба и зрелищ у человека есть и другие базовые потребности, среди которых не последними являются уважение и достоинство.

Конечно, с одной стороны, власти государств, не имеющих возможности управлять с помощью репрессий, вынуждены обеспечивать элементарные свободы буквально в противовес собственным шкурным интересам. Если строй не рабовладельческий, вынь да положь сменяемость элит, конкуренцию, рынок, свободу слова и прочие демократические ценности. Иначе начнется разруха.

В новейшей России правящая верхушка попыталась скрестить совкового ежа с капиталистическим ужом: методы управления, как и вся номенклатура, остались большевистскими и по сути криминальными (то есть де-факто нарушающими собственную конституцию на каждом шагу), а социальная политика вернулась к самым диким временам становления государств, которые злобные марксисты обзывали империалистическими.

Современные "кремлевские мечтатели" надеялись, что сытое население (по крайней мере, в пределах МКАД) до конца дней останется советским. Но не повезло. После нескольких тучных лет наступил системный кризис в западной экономике, по странной оказии начисто подорвавший веру российского электората, пускай даже настроенного самым патерналистским образом, в мудрых правителей, "поднимающих Россию с колен".

Несмотря на беспрерывные победные реляции по ящику, на глазах изумленной публики превратившемуся в омерзительную пародию на советское телевидение пополам с борделем, наиболее активное население начало массово ненавидеть правящий чиновничий класс с той же интенсивностью, как в годы застоя. И солидаризировалось со стремительно исчезающим советским народом только в этой эмоции.

В СССР была какая-никакая забота о социально незащищенных слоях. В новейшей России на них было решено "забить", а опереться целиком на воровскую бюрократию и "охранку". В минувшие выходные этот социальный эксперимент с треском провалился, о чем свидетельствуют цифры: тысячи, десятки тысяч митингующих по всем крупным городам страны.

Надо сказать, мало кто из моих знакомых, собираясь на Болотную, не оставил прощального послания в Фейсбуке на случай пальбы. Все страшно удивились полнейшему спокойствию полиции, явно получившей приказ как минимум не вмешиваться и не провоцировать митингующих. Некоторые представители радикальной оппозиции были серьезно разочарованы. Однако вся фактическая сторона дела описана в СМИ, я же выскажу лишь одно соображение.

В современной России выросло поколение молодежи, которая не знает, что такое советская власть. Этим людям важно, чтобы их уважали, и их невозможно дурачить по телевизору, они его давным-давно не смотрят. В их представлении чуровы похожи на маглов, а не на волшебников. Даже имея коммунистические убеждения (при том, что таких меньшинство, и не беря в расчет проплаченных "нашистов" всех мастей), даже романтизируя СССР, эти люди больше не готовы терпеть отношения, принятые в полубандитском "совке". Именно этим людям, которым сегодня меньше 30, придется доверять судьбу страны, а не привычным знатным "хлеборУбам" и орденоносным дояркам, при любых режимах голосующим за начальство. В силу этого России необходима тотальная десоветизация, по аналогии с денацификацией послевоенной Германии.

У России появился шанс стать нормальным государством, не подающим своих сограждан к столу каким-нибудь очередным людоедам. Как бы ни развивались дальнейшие события, какие бы неожиданные откаты и отливы Россию ни преследовали, я верю, что будущее за поколением моих сограждан, которые не готовы продать честь и достоинство в обмен на пиво и чипсы. Просто в силу того, что они уже не совки.


Обсудить на Facebook

Ответить:

Выбор читателей