Голубые фобии страны

Российское общество – будто слабый и беззащитный ребенок, брошенный посреди бурной реки в надежде, что коли не потонет, то научится плавать. Отсюда и идеологические проблемы у нас в последнее время все какие-то пубертатные. И постоянная истерика


Задержание участника и противника несанкционированного гей-парада на площади Революции в мае 2011 года. ФОТО: ИТАР-ТАСС



Когда у общества трещат по швам моральные устои, а исповедуемая почти целый век идеология (пускай даже насквозь фальшивая) терпит окончательное фиаско и летит в помойку, в коллективном бессознательном происходят примерно те же процессы, что и в индивидуальном при, скажем, серьезной черепно-мозговой травме.

Возникают явные проблемы с памятью, накатывает чувство растерянности и страха, частенько сопровождаемое регрессом к детским, инфантильным впечатлениям. Механизмы защиты при таких стрессовых состояниях обычно тоже примитивные: изоляция, отрицание, всемогущий контроль, примитивные идеализация и обесценивание и т.п. В каком-то смысле нынешнее российское общество, столкнувшееся, кроме всего прочего, с глобальным мировым кризисом, – слабый и беззащитный инфант, брошенный посреди бурной реки в надежде, что коли не потонет, то научится плавать.

Отсюда и идеологические проблемы у нас в последнее время все какие-то пубертатные. И постоянная истерика.

Сперва народу привили доселе невиданную фобию: страх перед педофилами. Ну, тут механизм вполне ясный – взрослые, как могут, вытесняют навязанные массовой культурой стереотипы красоты (худенькая, очень молодая, андрогинного вида топ-модель) и связанное с этим с трудом подавляемое желание вступать в половую связь с куклами Барби.

Принимаются устрашающие "антипедофильские" меры, правда, вполне бессмысленные: дошло и до химической кастрации осужденных, и до маркировки всех поголовно сайтов специальными значками, и ужесточения по соответствующим статьям до почти средневекового уровня. Кстати, карающие поправки в УК вступают в силу уже в сентябре 2012 года. Сегодня для фальсификации уголовного дела по "педофильской" статье достаточно просто факта общения обвиняемого с несовершеннолетним "потерпевшим" в отсутствие его законных представителей. Все остальное – дело исключительно слов и контроля над судом.

После того как актуальная педофилическая проблема была успешно решена на законодательном уровне, возникла очередная, не менее пугающая. Некоторые местные законодательные собрания высказались за запрещение "пропаганды гомосексуализма". Волна вот-вот накроет и депутатов Госдумы, кому ж хочется числиться в "гомофилах".

Что это за зверь такой – пропаганда, никто понять до сих пор не в состоянии, но ясно, что "пид...ов" мы не любим. То есть где-то они, конечно, ничего, например в ящике с утра до вечера по выходным, ну и вообще в шоу-бизнесе. Да и в массовой культуре никуда не денешься, куда ни ткни – "голубые".

Но в виде пресловутых "гей-парадов" – чтоб ни-ни. На этом месте любого рассуждения принято клясться в толерантности, отметать подозрения в латентном гомосексуализме и проч. Мол, мы всего лишь категорически против того, чтобы представители секс-меньшинств демонстрировали нам свои половые пристрастия. Ребята, да вы что, с луны свалились? Если по телеку не будут показывать и рассказывать про эти парады, никто сроду не узнает о них никогда.

Тем не менее градус лицемерия при принятии подобных ограничений гражданской активности геев на госуровнене не поддается никакой рационализации: чистая инфантильная фобия. И популизм.

Ну, есть у нашего государства прерогатива не регистрировать официальные гомосексуальные браки. Ровно так же, как у представителей ЛГБТ-сообщества есть право бороться за гражданские свободы. У обеих сторон есть аргументы за и против. В странах с развитым гражданским самосознанием на этой почве ведутся многолетние дискуссии и где-то принимаются, где-то отвергаются соответствующие правовые нормы. В основном, они касаются имущественных аспектов взаимоотношений однополых партнеров. Но при чем тут какая-то "пропаганда"? В СССР была уголовная статья за гомосексуальные отношения. Что, введем снова? Не удивлюсь, если – "по многочисленным просьбам трудящихся" – встанет и такой вопрос. Если же нет, то пропагандой можно объявить любое упоминание геев и всего, что так или иначе с ними связано, в положительном контексте.

Остается один трудноразрешимый вопрос – пресловутые ЛГБТ-парады. Повлияют ли на моего ребенка, на его ориентацию, если где-то раз в год пройдет какой-то дурацкий митинг? О, ужас!

Зато какой простор для пиара всевозможных пройдох от политики. Тема – самая что ни на есть жареная, вечно актуальная. В ящике-то депутата все время показывают, заботливого такого, радеющего о судьбах подрастающего поколения. Дискуссия на центральных каналах, голосование, с большим отрывом победил – ура!..

Интерес к половой сфере отлично отвлекает от мыслей о реальных проблемах экономики, науки, медицины, образования и т.п.

И главное – внутренний враг найден. Есть с кем бороться, куда направить энергию страха и ненависти. "Педофилов" все-таки маловато – ну, таких, чтоб прям хвать и в кутузку (если не сажать всех родителей поголовно, по прямому смыслу этого слова). А геев, оказывается, полно – чуть ли не каждый десятый. Только дай им волю – мигом охмурят наш невинный народ, принесут свои гнилые ценности и помешают только-только наметившейся тенденции демографического роста.

В общем, можно констатировать, что все эти постоянно муссируемые темы характеризуют серьезнейшие психические проблемы, поразившие как власть, так и самые широкие слои населения. В отсутствие реальных, а не мифических врагов, последние на ходу выдумываются, причем по технологиям, давно описанным в романах Пелевина и прочих современных антиутопистов.

Страна наша мучительно ищет идеологический якорь, бросается из крайности в крайность. На сегодня мы светское государство, в котором, вопреки Конституции, есть государственная религия, олицетворяемая Патриархом РПЦ МП. Казалось бы, хорошо – сама церковь против гомосексуализма. Но многие яркие ее представители то и дело оказываются в центре скандалов по обвинению именно в половых преступлениях.

То есть запрещать эту "заразу" надо именно со светских позиций, а официальной гендерной идеологии у государства, провозгласившего демократию западного толка, и быть не может. Все, в том числе и геи, граждане, у всех вроде бы равные права.

Вопрос – есть ли лекарство от этого психического недуга, примитивной регрессии общества – на сегодня остается открытым. Властям, с одной стороны, удобно иметь в подчинении неразвитую, легко управляемую толпу, ведомую инстинктами. Но с другой, в век высоких технологий манипулировать массами с помощью негативных программ благодаря инфантилизации населения – путь к тотальному поражению и распаду государства при любом серьезном кризисе.

Может быть, пора взрослеть?


Обсудить на Facebook

Ответить:

Выбор читателей