"Друзья Сирии" готовятся к смене вех

Сирийский сюжет стремительно приближается к эндшпилю. Военная авантюра зашла в тупик, наступает время агрессивной дипломатии, где главным является вопрос преференций для заинтересованных лиц


Главный сирийский оппозиционер Ахмед Муаз аль-Хатиб. ФОТО: AP



Судя по суете, возникшей вокруг трех связанных с Сирией тем: химическое оружие, удары израильской авиации и мирные переговоры, – сирийский сюжет стремительно приближается к эндшпилю. И это не удивительно: война продолжается почти два года, и конца ей не видно. Из процветающей, склонной к сибаритству страны Сирия превратилась в разгромленную местность с запуганным населением, легитимность сирийской власти подвергается сомнению внутри страны и на международной арене. Такая ситуация благоприятна как для стремительной атаки и свержения режима Асада, так и для навязывания нынешнему руководству условий мира, выгодных для кукловодов этой заварушки.

Силовой сценарий подразумевает интенсивные военные действия с опорой на массированную помощь извне. Без нее, как показали два года гражданской войны, ничего не получается. А поскольку получить мандат СБ ООН на "зачистку" Сирии не удается, для военного вмешательства нужен убедительный повод, например, угроза применения химического оружия. Истерика на эту тему достигла к концу января такого размаха, что удары израильской авиации по территории Сирии были восприняты как начало операции по превентивному уничтожению складов химического оружия.

Сирия сразу опровергла эти слухи, официально сообщив, что объектом атаки стал военно-исследовательскому центру "Джамрайя" к северо-западу от Дамаска. Тогда начались разговоры о слабости сирийской ПРО. Сирийские военные оправдывались тем, что самолеты то ли летели слишком низко, то ли наносили удары, не пересекая сирийской границы. Следом израильские СМИ сообщили, "целью израильской авиации была колонна грузовиков, перевозившая оружие для "Хезболлы".

Тем временем Сирия обратилась в Международный суд ООН с требованием наказать Израиль. МИД РФ квалифицировал случившееся как грубое нарушение Устава ООН. Тегеран предупредил Тель-Авив о "серьезных последствиях" и выразил уверенность, что Сирия сможет должным образом ответить на израильскую агрессию. Только на пятый день министр обороны Израиля Эхуд Барак официально подтвердил то, о чем с первого дня писали СМИ. Подтвердив факт воздушных ударов по территории соседней страны, он особо подчеркнул право Израиля на подобные действия: "Мы предупреждали, что нельзя переправлять современное оружие в Ливан".

Если следовать этой логике, любая страна, недовольная поставками оружия боевикам, действующим на территории Сирии, имеет полное право обстрелять Турцию или Иорданию, через границы с которыми идут караваны с оружием, и как следует отбомбиться по Катару, являющемуся главным спонсором "салафитского интернационала". И почему так перевозбудился Иран? В какой-то момент начало казаться, что в Тегеране только и ждут ответного удара сирийских ВВС по территории Израиля.

Все эти не вполне адекватные реакции свидетельствуют о крайне взрывоопасной обстановке в регионе. На этом фоне некоторый оптимизм внушает тот факт, что большая часть игроков уже согласна с тем, что тему Сирии пора закрывать. Но как именно, то есть с каким преференциями для заинтересованных лиц? Именно этот вопрос является нервом борьбы вокруг двух главных схем мирного сценария.

Россия продвигает план, основанный на договоренностях, достигнутых в июне 2012 г. на конференции в Женеве. Речь идет о прекращении поддержки боевиков и проведении миротворческой операции по разведению воюющих сторон, ведущую роль в которой должны сыграть силы ОДКБ. В случае реализации этого плана Асад может быть избран на новый срок, а Россия сохранит свои позиции в Сирии.

Такой поворот устраивает далеко не всех. Именно этим объясняется появление второго мирного сценария, подразумевающего переговоры между воюющими сторонами и заключение мира, обставленного унизительными для Сирии условиями. Один из вариантов таких условий описан в секретных протоколах, подписанных в ноябре 2012 г. в Дохе, одновременно с созданием Национальной коалиции сирийской оппозиции (НКСО).

Сначала лидер этой марионеточной структуры Ахмед Муаз аль-Хатиб разъезжал по европейским и ближневосточным столицам, требуя от "друзей Сирии" помощи в деле свержения Асада. Но неделю назад он вдруг изъявил готовность начать переговоры с представителями сирийских властей и выдвинул ряд условий: уход Асада, освобождение 160 тысяч заключенных и выдача посольствами Сирии новых паспортов и продление срока их действия на два года покинувшим страну сирийцам.

В минувшие выходные в рамках Мюнхенской конференции по безопасности аль-Хатиб обсуждал эти планы с вице-президентом США Джо Байденом и министром иностранных дел России Сергеем Лавровым. Идею мирных переговоров продвигает и спецпредставитель ООН и ЛАГ по Сирии Лахдар Брахими. Россия тоже поддержала план мирных переговоров, называя его "очень важным шагом". Важность, собственно, состоит в том, что одним из базовых пунктов платформы, на которой создавалась НКСО, был категорический отказ от любых разговоров с режимом Асада, а сегодня аль-Хатиб, продолжая требовать ухода Асада, демонстрирует готовность вступить в переговоры с его представителями.

Проблема, однако, состоит в том, что возглавляема аль-Хатибом коалиция состоит из разрозненных групп, многие из которых страшно недовольны его мирными инициативами. Отсюда возникает целая серия угроз: от размножения неприемлемых требований и срыва переговорного процесса до нарушений условий перемирия после его достижения. Нечто подобное уже имело место в мае прошлого года, когда с трудом достигнутое перемирие было нарушено бойней в Хуле.

При таком раскладе ключи от мирного сценария находятся в руках у тех, кто способствовал или потворствовал разрастанию бойни, – у "друзей Сирии" из стран Запада и Лиги арабских государств. Сейчас много пишут о том, что кадровые ротации, проведенные Обамой в силовом и дипломатическом блоке, свидетельствуют о его готовности поддержать мирный процесс. Новый госсекретарь Джон Керри и кандидат на пост главы Пентагона Чак Хейгел еще пять лет назад выступили со статьей "Пора говорить с Сирией", в которой призывали американцев "наконец понять, что с Сирией нас объединяют не ценности, а общие интересы".

Все это, а также изменение риторики аль-Хатиба свидетельствует о том, что спонсоры НКСО всерьез задумались о смене вех: военная авантюра зашла в тупик – наступает время агрессивной дипломатии.


Обсудить на Facebook

Ответить:

Выбор читателей