Ракета "Воевода" ушла на Урал

Разрыв военно-технического сотрудничества между Россией и Украиной привел к массовой перестройке российских оборонных предприятий, включая запуск космических ракет

Разрыв военно-технического сотрудничества между Россией и Украиной привел к массовой перестройке российских оборонных предприятий, включая запуск космических ракет. В сжатые сроки пришлось заменять производителей, участвующих в сборке вертолетов, ракет, кораблей и восстанавливать производство грузовых самолетов. Именно в оборонке импортозамещение происходит не на словах, а на деле.

Фото: сайт Минобороны России

Компания "Космотрас" сообщила об успешном переводе ракеты-носителя "Днепр" на российское обслуживание в связи с односторонним разрывом сотрудничества с украинскими компаниями "Хартрон", КБ "Южное" и "Южмаш" в 2015 году. Сама ракета также переименована в "Байкал" и теперь обслуживается силами уральского Государственного ракетного центра имени академика Макеева в городе Миасс.

Ракета "Днепр" - это детище американо-российского договора о сокращении наступательного вооружения (СНВ-1). Из межконтинентальной баллистической ракеты "Воевода", она же - "Сатана" по натовской классификации, носитель превратился в мирный космический перевозчик государственных и коммерческих спутников. С 1999 г. прошло 22 пуска "Днепра" с выводом 140 космических аппаратов на околоземную орбиту. Возможности ракеты-носителя также позволяли выводить кластером сразу 14 спутников. Ее ключевым конкурентным преимуществом перед западными аналогами является резерв ракет под каждый пуск. Сегодня в мире нет ракет-носителей, имеющих ракету-дублера, готовую за 30 дней после неудачного пуска встать на замену. За 15 лет в рамках проекта были запущены спутники 20 стран мира. Весь проект курировался созданной в конце 1990-х международной космической компанией "Космотрас", расположенной в России. Помимо Украины, в проекте участвовал Казахстан, сохранивший свое сотрудничество по запуску ракеты с космодрома "Байконур". Вторая точка запуска расположена в Оренбургской области на космодроме "Ясный".

Большей частью запуски "Днепра" производились именно с оренбургского космодрома, открытого в 2006 году. Украинские специалисты из компаний "Хартрон" и "Южмаш" приезжали в Россию для контроля пуска, поскольку пусковая система ракеты производилась на их предприятиях. Перед ракетным центром имени Макеева в Челябинской области стояла задача освоения украинских программных решений, а также интеграция собственных аппаратных систем. Сохранять компоненты харьковского электронного предприятия "Хартрон", к которым не будет доступа, не имело смысла. Задача вполне решаемая, поскольку космический центр имени Макеева имеет гигантский опыт по созданию не только жидкостных ракет-носителей, но и твердотопливных ракет. Профильным направлением уральского космического бюро является разработка баллистических ракет для подводных лодок, но с 1990-х гг. центр активно занимался созданием коммерческих ракет-носителей легкого класса, к которым относится "Днепр".

К разрыву отношений с украинскими кооператорами "Космотрас" был готов с начала 2015 года. Тогда в феврале Украина сообщила о прекращении поставок системы управления разгонного блока со своего харьковского предприятия "Хартрон" для еще одной ракеты-носителя "Рокот". Это решение не отразилось на коммерческих проектах России, поскольку в 2016 г. у баллистического носителя "Рокота" - РС-18 заканчивался срок службы. Ракета также являлась детищем конверсии и разоружения со сроком годности до 2016 года. К этому времени российские конструкторы уже разработали замену в качестве легкого носителя - "Ангара". Помимо коммерческих спутников, продолжится запуск и развитие отечественной военной группировки на околоземной орбите.

Официальный разрыв военно-технического сотрудничества по всем направлениям между Москвой и Киевом произошел в мае 2015 г. под формулировкой "Россия представляет угрозу для безопасности Украины". Ликвидация совместных проектов затронула не только военно-воздушную отрасль, но и морские силы. Например, газовые турбины для военно-морского флота России выпускались только на Украине. До разрыва Россия успела получить лишь пять установок, что вызвало приостановку строительства кораблей. Как отмечает директор Центра анализа стратегий и технологий Руслан Пухов, российским специалистам необходимо научиться монтировать и обслуживать полученные установки без помощи украинских коллег.

К счастью, в 2014 г. был запущен завод в Рыбинске "Русские газовые турбины". Предприятие имеет несколько собственников - половина акций принадлежит американской General Electric, другая часть группе "Интер РАО", которая через ряд других компаний принадлежит Росатому. Третьим участником выступает ОДК - "Объединенная двигателестроительная корпорация", одна из ключевых корпораций в оборонном комплексе. Наличие американского партнера в проекте также вызывает тревогу, но у отечественных промышленников нет выбора. Отсутствие технологического задела по производству газотурбин и инвестиционных ресурсов вынуждает идти на сотрудничество с зарубежными корпорациями. Производство турбин позволит закончить строительство 10 боевых фрегатов на верфях в Санкт-Петербурге и Калининграде.

Оборонные предприятия Украины и России представляют из себя осколки единого советского военно-промышленного комплекса. Несмотря на развал СССР, комплекс продолжал действовать. По данным российско-французского аналитического центра "Обсерво", в первом полугодии 2014 г. Украина поставляла России более 3 тыс. комплектующих для 200 видов военной техники. Несмотря на то что к политическим событиям 2014-го ни одна из сторон не была готова, процесс стагнации сотрудничества наблюдался с 2012 года.

Первыми ласточками стали самолеты киевского госпредприятия "Антонов". Минобороны России в 2011 г. сообщило о желании приобрести до 2020 г. 60 самолетов Ан-70 для перевозки военной техники и численного состава. Россия в рамках совместного проекта по военно-транспортному самолету Ан-70 хотела получить не только отверточную сборку с модернизацией на заводе в Казани, но и технологию производства. Но по этому вопросу обе стороны заходили в тупик вплоть до 2015 г., когда Украина отказала не только в запуске производства самолета в России, но и в продаже готовых лайнеров. Армия лишилась и самого крупного в мире военно-транспортного самолета Ан-124 "Руслан". Под ударом оказались новые учебно-боевые самолеты Як-130, которые оснащались запорожскими двигателями "Мотор-Сич"

Схожая ситуация складывалась по проекту выпуска Ан-140 силами самарского "Авиакора", который выпустил около 20 грузопассажирских Ан-140. Продажу 15 машин удалось пролоббировать для армии, под которую переформатировали самолет в транспортный. Еще 4 самолета купила авиакомпания "Якутия", позже переставшая эксплуатировать машины из-за дороговизны обслуживания. На грани закрытия находится проект пассажирского Ан-148, производимый в Воронеже. Проект держался на госзаказах, включая МЧС, Минобороны и ФСБ. Всего предприятие выпустило по украинской лицензии 40 машин, в том числе для авиакомпаний "Россия", "Ангара" и северокорейской Air Koryo.

Сейчас идет активная замена украинских самолетов отечественными новыми машинами семейства "Илюшин". В конце июня управляющий директор предприятия "Авиастар" Андрей Капустин сообщил, что в ближайшее время может начаться производство совершенно нового российского самолета. Пока же "Авиастар" занимается модернизацией имеющихся Ан-124-100 "Руслан".

Продажа Ростехом блокирующего пакета акций "Вертолеты России" инвесторам, в том числе из арабских стран, также связана с украинским расколом. Здесь ситуация сложилась хуже, чем в самолетостроении. Практически все двигатели для российских вертолетов производились в Запорожье компанией "Мотор-Сич". Срыв поставок двигателей ударил не только по внутренним поставкам, но и по имиджу "Вертолетов России", которые экспортировали свою технику. В 2015 г. новый завод "Петербургские моторы" и Казанский моторостроительный завод начали полностью локализованный выпуск отечественных двигателей ВК-2500 для вертолетов Ми-8 и Ми-17. Но за весь год "Петербургские моторы" смогли выпустить не более 50 двигателей, а необходим ежегодный объем в 500 двигателей. Привлеченные инвестиции должны дать средства не только на производство, но и создание новых моторов. По словам главы Ростеха Сергея Чемезова, к концу 2017 г. на полную мощность запустится выпуск моторов в Санкт-Петербурге для вертолетов серии "Ми" и "Ка", а также новые, более мощные двигатели ТВ7-117 для новейших вертолетов Ми-38.

Ответить:

Выбор читателей