Россия становится модной

Владимир Путин не требует подчинения - он хочет иметь дело с самостоятельными игроками, а не с американскими марионетками или марионетками наднациональных элит, если иметь в виду самих американских президентов

После прошедшего во Франции первого тура праймериз правоцентристов многие заговорили о сенсации - аутсайдер президентской кампании Франсуа Фийон уверенно обошел авторитетных конкурентов Николя Саркози и Алена Жюппе. Разумеется, впереди еще второй тур, в котором что-то может измениться, однако уже сейчас напрашивается вывод: если политик тепло отзывается о России или Владимире Путине, победа ему обеспечена.

Владимир Путин и Франсуа Фийон. Фото: сайт президента РФ

Этот феномен мы наблюдали на американских выборах, где победил сторонник нормализации отношений между Вашингтоном и Москвой Дональд Трамп. Вслед за ним стали президентами кандидаты, использовавшие в предвыборной кампании пророссийскую риторику - Румен Радев в Болгарии и Игорь Додон в Молдавии. Франсуа Фийон стал следующим звеном этой цепи наших "побед" в геополитике.

Но означают ли эти, бесспорно, знаковые события радикальную смену вектора в глобальном мироустройстве? Ответ на этот вопрос вовсе не лежит на поверхности, как может показаться на первый взгляд. Хотя бы потому, что природа голосования в этих странах разная.

Сегодня Дональд Трамп в своем видеообращении рассказал соотечественникам о плане реформ, которые он намерен провести в первые сто дней на посту главы государства. Вопреки нашим ожиданиям, в нем не нашлось места перезагрузке отношений с Россией - мы должны смириться с мыслью о том, что главы других государств думают и говорят прежде всего о том, что волнует их избирателей. Однако избранный президент коснулся тем, которые имеют отношение и к нам, и ко всему миру.

Прежде всего он подтвердил намерение выйти из соглашения о Транстихоокеанском партнерстве - детища предыдущей администрации. Теперь это звучит более чем серьезно, в отличие от предвыборных обещаний, выполнение которые, как правило, зависит от обстоятельств. Дональд Трамп подтвердил, что в борьбе с наднациональными элитами готов идти до конца. И это настоящая сенсация - признаться, я был уверен, что, победив на выборах, он скруглит острые углы и не станет открыто бросать вызов сильным мира сего.

Остальные пункты, если ознакомиться с ними внимательно, тоже характеризуют Трампа как изоляциониста, то есть президента, больше озабоченного внутренними, нежели внешними проблемами. Главная его забота - создание новых или возвращение старых рабочих мест. Мы впервые наблюдаем кардинальную смену политического курса - все предыдущие американские кандидаты в президенты (как, впрочем, и европейские) отличались друг от друга лишь косметическими нюансами.

Возможно, новый президент США действительно задаст тон в международных делах и заставит европейских лидеров быть более патриотичными. Ибо в своей программе мы не услышали не только упоминаний о себе, но и, что куда важнее, Дональд Трамп ничего не сказал о Евросоюзе. Судя по всему, вассалитетная связь действительно прерывается, и вассалам от этого становится неуютно.

Игорь Додон, тоже ставший президентом на волне пророссийских настроений в Молдавии, уже изменил риторику: "Нам нужны хорошие отношения и с Западом, и с Востоком", - заявил он в интервью "Интерфаксу". Новый молдавский лидер не намерен бить горшки с ЕС, отменять соглашение об ассоциации и вступать в Таможенный союз. Он лишь хочет "подтянуть" отношения своей страны с Россией до европейского уровня, устранив перекос в сторону Запада.

И его можно понять: в молдавском обществе сильны не только пророссийские, но и проевропейские настроения, существенную часть политического спектра занимают унионисты - сторонники объединения с Румынией. "Партия социалистов, от которой я на всеобщих выборах избран президентом, открыто выступает за евразийскую интеграцию, и она не будет отказываться от этой политической повестки дня. Мы не можем себе позволить сворачивать сотрудничество с Европейским союзом, аннулировать соглашение об ассоциации с ЕС. Нам здесь украинского Майдана не нужно", - честно признается Игорь Додон.

Не стоит удивляться тому, что он ориентирован прежде всего на своих избирателей, а не нас с вами. Как, впрочем, и Франсуа Фийон, и Дональд Трамп, и Румен Радев. Пока их пророссийская риторика - всего лишь способ победить на выборах, как они поведут себя дальше, мы пока не знаем. Но можно зафиксировать: с тех пор как Москва во весь голос заявила о своем суверенитете и продемонстрировала самостоятельность при принятии решений, патриотизм вновь стал входить в моду.

Владимир Путин, в отличие от американских президентов, не требует подчинения - он хочет иметь дело с самостоятельными лидерами государств, а не с американскими марионетками или марионетками наднациональных элит, если иметь в виду самих американских президентов. Собственно, большего нам и не надо.

Ответить:

Выбор читателей