Алексей Шевцов: "Плёс - это счастливое ничегонеделание"

Алексей Шевцов - известный предприниматель и меценат, который более 20 лет в рамках своего проекта «Потаённая Россия» развивает маленький волжский городок Плёс в Ивановской области. Одни называют Плёс «русским Куршевелем», другие - «старой Русью». О том, что же такое Плёс на самом деле, мы и решили поговорить с Алексеем Шевцовым

– Я как-то раз присутствовал при эксперименте, когда людей попросили оценить полученное удовольствие. Пригласили триста человек в кинотеатр и предложили оценить фильм: каждый мог заплатить ту сумму, которую посчитает нужной. Сколько стоит удовольствие здесь – в Плёсе?

– Плёс – это удовольствие не для всех. Люди делятся на тех, кто его понимает, и на тех, кто не понимает – соответственно, на поэтичные и приземленные натуры. Последние приезжают и говорят: смотреть тут нечего, многое не доделано, не устроено. Это те же люди, которые возвращаются из Парижа и с наслаждением говорят, какая там грязь, или из Венеции – какой запах там. А другие, поэтичные, тянутся к небу, это люди левитановского склада. Их Плёс сразу завораживает. Один вид с Соборной горы чего только стоит – там уходящая вдаль река, и берега, и дома. Эмигранты, долго не бывавшие в России, на этой горе над Волгой плачут: снова видят Родину.

Фото: Пресс-служба

Вы говорите про неустроенность… Но разве Плёс не считается одним из самых ухоженных маленьких городов России?

– Пока еще Плёс предстает как город не очень гостеприимный в бытовом смысле, не может принять много гостей: негде накормить, оставить на ночь всех желающих. Город маленький, компактный, создан не для массового туризма. Но даже те, кто приезжают на один день, без ночевки, они, как и в Венеции, как в других дивных местах земного шара, успевают увидеть и полюбить Плёс. 

Но высшая степень наслаждения Плёсом – жить здесь в домике. Домик в три окошка – это такая единица плёсского счастья. Если есть возможность здесь переночевать, и лучше не одну ночь, а несколько, то это уже совершенно другая история. Если проводить параллели с другими туристическими городами, с той же Венецией или с Мачу Пикчу, то, когда из города уходят все дневные теплоходики, автобусы, поезда, позже вечером или рано утром можно прийти в тихие заповедные места и побыть с ними наедине.

Фото:  Роман Денисов / Global Look Press/ www.globallookpress.com

Многие состоятельные люди сейчас купили дома в Плёсе. Но в Подмосковье тоже много маленьких городков. И можно жить в коттеджном поселке с хорошей инфраструктурой.

 – В Плёсе принципиальное отличие от подмосковного дачного поселка. Под Москвой жизнь проходит на участке. А здесь получается так, что участки у большинства очень маленькие и даже богатейшие люди здесь имеют всего четыре, шесть, девять соток, но зато есть огромная прогулочная парковая зона – на Соборной горе, на горе Левитана, ухоженная набережная на три километра вдоль Волги…

Плёс часто сравнивают с Суздалем. Но Суздаль – это про исторические сокровища, про древность. Это надо смотреть, это надо изучать. Экскурсионный город. А в Плёсе, по большому счету, вы можете даже (скажу страшное) не посещать музеи. Главное здесь – переменчивое левитановское небо, эпичные пейзажи, атмосфера. Здесь происходит самоочищение души, перезагрузка, здесь главное занятие – это такое особенное светлое ничегонеделание. Счастливое ничегонеделание…

Фото: Vladimir Smirnov / Russian Look / www.globallookpress.com

И все же Дом-музей Левитана – одна из визитных карточек Плёса…

– Да, но это не совсем традиционный музей. Он был создан в 1972 году, и поначалу в нем не было вообще никаких подлинных экспонатов, только какие-то черно-белые репродукции из журналов. И при этом место сразу же стало популярнейшим! Есть документальные кадры, как люди завороженно слушают в музее его первых экскурсоводов. Невероятная магия места. Объяснение, я думаю, в том, что здесь на самом деле получился не столько дом-музей, акцентирующий внимание на документированной истории, старине, вещах, сколько храм восхищения Левитаном и плёсским пейзажем, здесь фокусируются и воспламеняются восторги.  

– Плёс – это глубинная, потаенная Россия?

– Один мой знакомый бизнесмен, когда искал жилье в Плёсе, сформулировал очень четко: "Хочу дом в настоящей России". У него есть дом в Подмосковье (это ненастоящая Россия), есть на Кипре (это вообще не Россия). И вот теперь Плёс…  Да, Плёс – это настоящая Россия. И при этом – умытая и гостеприимная. Плёс на благоразумном удалении от столицы, хотя и не утомительно далеко – в пяти часах езды. Ближайшая железнодорожная станция в 30 километрах, и оттуда можно уехать в Санкт-Петербург, а не в Москву. Мосты через Волгу ближайшие с обеих сторон в 60 километрах.

Как говорят географы, есть главные урбанистические оси: Москва-Нижний, Москва-Ярославль… А Ивановская область и Плёс попадают между этими осями урбанизма, промышленного, транспортного и прочего развития. Плёс – такой затерянный уголок на Волге, отсталый в хорошем смысле, патриархальный. Потаенная Россия. Вы посмотрели достопримечательности в Костроме, в Суздале, а теперь здесь остановитесь, расслабьтесь, отдохните. И при этом в двух часах езды от Плёса четыре областных центра с вокзалами, два аэропорта, и в Москву ведут сразу две федеральные трассы, две половины Золотого кольца – ярославская и владимирская.

Фото:  Роман Денисов / Global Look Press/ www.globallookpress.com

Можно ли перенести плёсский опыт развития и на другие малые города России?

– Конечно, я делюсь своим опытом. И когда читаю лекцию, обязательно провожу такой тест. Спрашиваю: в вашем городке есть где переночевать губернатору или министру, если они решат туда приехать? Ответ, как правило, отрицательный. Второй вопрос: где губернатор или министр смогут выпить чашку кофе? Нет ответа... Третий вопрос: семья с ребенком, интеллигентные молодые люди, где они могут поужинать в пятницу в вашем городе, чтобы не было банкетов и пьяного угара? Как правило, маленькие города не проходят этот тест, нет таких мест. С комфортного жилья и качественных точек питания надо начинать.

Мы в Плёсе сейчас можем принять кого угодно – и министра, и миллиардера. Нам есть, где их поселить, накормить обедом и ужином, мы готовы провести подобающие экскурсии и мастер-классы. Один миллиардер, у которого огромный дом в Лос-Анджелесе, недавно был у нас, был окружен впечатляющим сервисом, при этом ел все настоящее местное, домашнюю тушенку с луком, собственный черный хлеб на закваске... 

– Для вас Плёс в первую очередь – это меценатство или бизнес?

– Это проект, который я начал уже в зрелом возрасте, когда цель – не только прибыль. Когда надо сочетать и самоокупаемость проекта, и более высокие смыслы. Когда я был молодым, я работал с ценными бумагами. Ценные бумаги – прекрасная вещь, но это очень нервно, одномерно, это для 30-летних. Потом я был машиностроителем, нефтяником. Это интересно и созидательно.  Но в нашей стране много заводов и фабрик, а вот с гостеприимством, со сферой услуг не так все налажено. То, чем я в Плёсе занимаюсь, – это по финансовому масштабу абсолютные пустяки по сравнению с уральской промышленностью. Но для нашей страны – это первые ростки в новой сфере, их надо развивать. Я хочу сделать Россию более гостеприимной, хотя бы в рамках того крошечного города, которым занимаюсь. 

Но стоимость гостиниц и земли в Плёсе очень высокая. Так все же Плёс – для новых Левитанов или для тех, кто любит посещать Куршевель?

– Куршевель – это другое. В Плёсе всегда будет особенная нота – отдых тихий, без гламура, лоска, шика. Журналистка из "Файнэншл таймс" сравнила Плёс с Хэмптонс – это на Лонг-Айленде, в 100 милях от Нью-Йорка, где среди состоятельных американцев принято иметь дома и отдыхать запросто, по-деревенски. Но люди все очень солидные. Отдых, который не стремится к суете гранд-отелей. Гостиницы – это для тех невезучих, кто не уместился в домах, на дачах у друзей, и в ресторанах питаются те, кого не пригласили на вечеринку на даче. Это я немножко утрирую, но Плёс – именно такого рода курортное местечко. Представить, что здесь кто-то построит Hilton и людям будет интересно жить в такой гостинице, я не могу. Даже отели у нас мимикрируют под дачи: например, в домике купеческого размера делают шесть-восемь номеров, это пользуется огромным спросом. В плёсских гостиницах люди платят очень щедро за возможность прикоснуться к дореволюционному дачному плёсскому счастью.

То есть это не интеллигент российский, который не может себе позволить здесь что-то купить, и не любитель Куршевеля, а такой просвещенный буржуа?

– Знаете, есть и ученые, которые хорошо зарабатывают, писатели, есть среди гостей и процветающие профессора. В Плёсе культурная аномалия, необычно высокий для провинциального города процент интеллигенции. Так получилось, потому что здесь музей-заповедник, при советской власти сюда сделали серьезную инъекцию кадров, есть много людей, которые приехали работать в музее-заповеднике в первой половине 80-х. Коллектив музея-заповедника очень заметен в городе, всегда есть с кем обсудить высокие вопросы. Все дома в рамках нашего семейного проекта "Потаённая Россия" мы возрождали в сотрудничестве с архитектором Светланой Зыряновой, она приехала сюда из Перми и она из тех людей, которые живут в Плёсе не из-за того, что нет возможности жить и работать в столицах, а по эстетическим соображениям. Она с 1985 года в мельчайших деталях изучила местную архитектуру.

– У Вас в Плёсе собственные гостиницы, рестораны. Плёс равен Шевцову?

– Мании величия у меня нет. Дай бог, чтобы Плёс заметил наши усилия, стал стратегически успешнее, конкурентоспособнее. На самом деле у него есть запас прочности, какой-то даже инстинкт самосохранения. Полезное пусть медленно, но принимает, вредное отторгает, разрушает. Вот понастроили вдоль набережной какие-то бетонные подпорные стенки ужасные – десяти лет не прошло, а их уже демонтируют, они съедены временем, осадками, как будто им лет триста. Или вот, скажем, приезжает в город высокая делегация, инвесторы – и Плёс всегда включает отличную погоду, соблазнительное освещение.

Фото: Роман Денисов / Global Look Press / www.globallookpress.com

Даже в момент начала моей деятельности город производил сильное впечатление, хотя и был в разрухе. Я его помню и в детстве – в 70-е годы он был советский, бурно живущий профсоюзный курорт, Волга вся в метеорах, в ракетах. Потом я был студентом и в 80-е сюда приезжал. В 90-е в стране разруха, крах всего советского туризма, но он и тогда сохранял обаяние… Я начал путешествовать по миру и все равно чувствовал, насколько достойно Плёс смотрится на фоне любых мест. Но мой проект, конечно, сыграл определенную роль в жизни Плёса, потому что есть разные стратегии развития города, и то, что мы взяли курс на сохранение старины и на привлечение в город платежеспособной публики, во многом определило то направление, в котором стал меняться город. И дом свой собственный я построил в чеховском ключе, с мезонином. Дальнейшая моя работа здесь, реконструкция многих домов, создание тематического общепита и гостиниц – это попытка сохранить и активизировать в Плёсе обаяние XIX века.

По вашему мнению, чего не хватает Плёсу?

– Во-первых, Плёсу не хватает системного информационного освещения. О Плёсе еще мало знают, о сути плёсского обаяния. Хотя иногда кажется, что продвижение нашего города уже состоялось, успех достигнут. Но на самом деле, конечно, о Плёсе должны знать еще больше людей. Не просто что-то слышать о Плёсе, а узнавать о Плёсе в системном виде, получать внятную и достоверную информацию, чтобы хотеть приехать в Плёс, отдохнуть в Плёсе, жить в Плёсе. И, конечно, больной вопрос – бюджет города. Плёс как мелкая муниципальная единица – нищий, у него очень небольшое финансирование, ведь всего 1700 жителей. При этом не учитывается то, что он принимает сотни тысяч туристов. Не вполне оптимистично обстоит и ситуация с медицинской помощью. Скорая сюда едет из райцентра, Приволжска, он всего в 15 километрах, но машин мало, и если вызовов в какой-то момент больше, чем обычно, то скорую можно и полтора часа прождать. А больному надо продержаться еще часа полтора до Иванова, где хорошая кардиология и прочие больницы. Получается, что проживающие в Плёсе должны быть в целом здоровыми, иметь запас жизненных сил.

Но Плёс же лечит своим воздухом и пейзажем?

– Это верно. Антистрессовая терапия здесь организована для всех круглогодичная, ежедневная и совершенно бесплатная. Плёс – пример такого места, где можно спрятаться и укрыться от невзгод, хлопот, бешеных ритмов современной жизни. Город безмятежного сна, город счастливого ничегонеделания. Маленький русский рай.

Блиц-опрос.

Человек, который оказал на Вас самое большое влияние?

– Мама.

Книга, которую Вы перечитываете?

– "Война и мир"

Ваша мечта?

– Иметь больше времени для путешествий.

Ваша главная слабость?

– Расфокусированность, недостаточный прагматизм.

Ваша сильная черта?

– Умение собраться в нужный момент.

ВВМ
Гость318277
Меценат-это значит олигарх?
И да и нет!!!
Гость318277
Меценат-это значит олигарх?
1
новости партнеров

Новости партнеров

Выбор читателей